логин (e-mail)
пароль
   
регистрация | забыли пароль?


Рейтинг авторов






Rambler's Top100




Искать на Жабе:




Прикольные истории (6989)

Всякое случается в нашей жизни, бывает и такое...

Добавь сюда! Анекдот, Flash игру, прикольную историю, смешную картинку, да малоли, что еще!



Warhammer 40.000 (Хаос) Часть 2
Железные воины:
В сражениях Великого Крестового Похода, Железные Воины выполняли роль тарана, штурмуя каждую крепкую стену или неприступную крепость, стоящую между Императором и установлением власти Империума. Было пролито немало крови и потрачено немало сил, однако, все это оказалось потраченным впустую, когда Железные Воины повернули оружие против своих же братьев-космодесантников на Исстване V, благодаря чему их имя было навеки связано с такими понятиями, как предательство и ересь.

Происхождение

Железные Воины - один из Легионов Первого Основания, образованный еще во времена юности Империума, в те благословенные дни, когда Император еще находился среди людей.
Как и все Легионы, Железные Воины были созданы уже после исчезновения Примархов, и, хотя они и не знали своего Примарха, уже в те ранние годы проявились унаследованные ими качества, основными из которых были их привязанность к технике и холодная эффективная логика. Эти их качества верно служили им, когда нужен был точный расчет, но, увы, лишили их силы Веры. И, к несчастью, Железные Воины были вынуждены противостоять врагу, единственной защитой от которого могла стать только несокрушимая Вера.
На Олимпии Император снова обрел своего Примарха, от которого произошли Железные Воины - Пертурабо. Мрачный и меланхоличный Пертурабо, обладавший разумом, острым, словно лезвие бритвы, служил военачальником у Тирана Локоса. Как и воины его Легиона, Пертурабо был искусным мастером осады. По странной прихоти судьбы, Пертурабо оказался на таком посту, где ему нечему было учиться, и единственное, чем он мог занять свое время - это наращивание своего превосходства над окружающими.
В те дни, с которых минуло уже десять тысяч лет, Олимпия была планетой горных хребтов, изрезанных глубокими долинами. Народы, населявшие ее, создали множество городов-государств. Обилие камня, пригодного для строительства, и характер местности привели к тому, что ключом к военной безопасности стал контроль над господствующими высотами и стратегически важными перевалами.
Юного Пертурабо впервые увидели, когда он ловко взбирался по отвесным скалам, окружавшим подступы к городу Локос. Понимая, что обычному ребенку такое не под силу, городские стражники привели его к самому Тирану Локоса, чье имя было Даммекос. Даммекос был поражен необычайными способностями этого мрачного и не по годам развитого ребенка. Даммекос принял его в свой дом, сделав его равным членам своей семьи. Но сам Пертурабо никогда не доверял жителям Олимпии. Несмотря на то, что Даммекос не жалел сил, пытаясь завоевать доверие и расположение мальчика, Пертурабо был по-прежнему холоден в общении с ним. Многие считали его вообще бесчувственным, но не стоит забывать, что он внезапно оказался в чужом мире, окруженный чужими, незнакомыми людьми, не помня ничего о себе и собственном происхождении, так что не стоит строго судить его за такое поведение. Когда Великий Крестовый Поход достиг Олимпии, Пертурабо принес присягу Императору, после чего ему, как и всем другим Примархам, Император поручил командовать Легионом Космического Десанта и передал ему право править Олимпией, которая должна была стать родной планетой Легиона. Низверженный Тиран Локоса провел последние годы своей жизни, пытаясь вернуть себе власть. Он потерпел неудачу, но породил источник смуты, которой суждено в полной мере проявить себя много лет спустя. Времени для отдыха не было. Великий Крестовый Поход достиг тогда своего наивысшего размаха, и Пертурабо, набрав из жителей Олимпии новых Железных Воинов, провел молниеносную кампанию против близлежащего мира - Скалы Справедливости, и еще одну - против еретиков из секты Черных Судей. Новые рекруты показали себя с лучшей стороны, и их триумфальное возвращение было с размахом отпраздновано в Палимодес Фреско, о котором и воспоминаний уже почти не осталось - лишь разрозненные обрывки голо-записей. Ведомые Пертурабо, Железные Воины были невероятно эффективны в осадной войне. Будучи прекрасными инженерами, дополнительно обученными техножрецами Марса, они быстро укрепили свою и без того весьма высокую репутацию. Железные Воины, как и все воины Космического Десанта, были созданы, чтобы преданно служить человечеству и Императору, но все же участь их была незавидной. Осада по природе своей состоит из долгих периодов однообразного изнурительного труда, которые прерываются самыми жестокими и безжалостными схватками, какие только можно вообразить. Люди, и даже космические десантники, не могут вечно переносить этот ад, и постепенно сердца Железных Воинов ожесточились. Существовала традиция, что, когда кольцо осады смыкалось, осажденным предлагали сдаться или погибнуть в бою. С каждой проведенной кампанией Железные Воины все чаще выбирали второй вариант. Битва стала для них единственным достойным завершением долгой жизни в окопах.
По мере того как Великий Крестовый Поход продвигался все дальше, на освобожденных мирах, для обеспечения безопасности путей снабжения войск на передовой, были основаны многочисленные цитадели Железных Воинов. По черной иронии судьбы, единственным боевым применением этих крепостей стало обеспечение путей снабжения войск Хоруса во время его предательского марша к Терре. Эти крепости были заняты крошечными гарнизонами. В то время как Русс, Вулкан и Магнус отказались дробить свои силы, Пертурабо обреченно подчинился приказу. Железные Воины постепенно превращались в гарнизонный Легион, чьи мелкие подразделения были раскиданы по всему Империуму. К примеру, в печально известной Железной Крепости на Делгасе II размещалось всего одно отделение Железных Воинов численностью в десять человек, и это несмотря на то, что население планеты составляло около 130 миллионов. Среди воинов Легиона, включая и самого Пертурабо, постепенно нарастало недовольство.
С тех пор минули тысячелетия, полные хаоса и буйства ереси, и сейчас уже не представляется возможным доподлинно узнать, почему к Железным Воинам относились столь пренебрежительно. Узнав, истину о себе и своем предназначении, Пертурабо стал фанатично предан Императору, и с готовностью брался за любые миссии, даже те, которых другие Примархи старались избегать. Неоспоримые успехи Железных Воинов привели к их чрезмерной специализации - на каждую осаду и в каждый гарнизон автоматически брали именно их. Любой армии для того, чтобы сражаться в полную силу, необходимо время на отдых и реорганизацию, но очевидно, что кто-то обладавший немалой властью, отправлял Железных Воинов в бой снова и снова. Возможно, сам Император хотел таким образом испытать веру Пертурабо, но, скорее всего это был никто иной, как сам Хорус - ведь он, как Главнокомандующий, в той или иной степени участвовал в планировании каждой кампании. Когда пришло время Ереси, стало очевидным, что Хорус самыми различными способами уже достиг "понимания" с воинами многих Легионов. Учитывая это, становится очевидным, что, скорее всего это Хорус старался всячески деморализовать Железных Воинов и расшатать их веру, чтобы сделать их более податливыми.
Широко известно, что Пертурабо питал сильную зависть к Рогалу Дорну. Известно также, что Дорн был весьма тщеславен, так что можно представить, как часто упоминал он о совершенстве и неприступности обороны дворца Императора на Терре в разговорах со своим братом-примархом. Дорн общался подобным образом с великим множеством людей, но очевидно, что Пертурабо реагировал на эти хвастливые заявления наиболее болезненно. И эту душевную рану умелый интриган мог легко использовать для того, чтобы манипулировать Пертурабо.
Доподлинно известно, что другие Примархи сторонились Пертурабо. Возможно, это происходило из-за его обширных познаний в технике, далеко превосходивших знания остальных Примархов. Во всех областях техники, от варп-двигателей до макро-орудий, знания Пертурабо могли сравниться даже с познаниями техножрецов Адептус Механикус. Такое отношение Примархов к Пертурабо отразилось в том, как его деяния описаны в дошедших до наших дней легендах. В знаменитой истории, повествующей о том случае, когда Леман Русс и Джагатай Хан обратили в бегство орков Овердога Машогга, Пертурабо упоминается лишь, как "товарищ", который так рассчитал траекторию посадки, что удалось без потерь преодолеть защитные системы Машогга, находившиеся на очень низкой орбите.

Ересь Хоруса

В самом разгаре зачистки катакомб хрудов на планете Гуганн, замысел Хоруса достиг своей кульминации. Хорус лично принес Пертурабо весть о том, что его Олимпия охвачена пламенем восстания. Даммекос умер, и народ, пошедший на поводу у демагогов, поднял мятеж. Пертурабо уже устал снова и снова доказывать свою значимость. Множество битв было выиграно ради этой цели, но вдруг оказалось, что только его Легион неспособен удержать собственную родную планету. Мысль о том, что все его старания пропали даром, привела Пертурабо в отчаяние. Хорус не мог не воспользоваться таким благоприятным случаем.
Незадолго до того как Пертурабо выступил в поход, Хорус преподнес ему ценный дар - боевой молот, известный под именем "Сокрушитель Наковален". Вероятно, молот служил проводником, посредством которого силы Хаоса могли манипулировать Примархом Железных Воинов. А, возможно, столь значимый знак внимания от такого важного военачальника как Хорус, стал символом некоего заключенного между ними двумя договора.
Пертурабо и его Железные Воины подавляли восстания в одном городе-государстве за другим. Пощады не было никому. Закон осады некогда состоял в том, чтобы предоставить врагу выбор - сдаться или погибнуть в бою, однако, теперь Железные Воины умели только уничтожать врага. Пертурабо был столь же недвижим и холоден, как и те стены, что он сам строил и которыми некогда так гордился, и которые теперь пали под натиском его воинов. Олимпия, потерявшая убитыми почти пять миллионов мирных жителей, была загнана в рабство.
Пламя пожарищ горело всю долгую Олимпийскую ночь, и вскоре Железные Воины наконец осознали, что они сотворили. Еще совсем недавно они были героями человечества, атаковавшими хрудов, а теперь они устроили геноцид. Пертурабо был похож на человека, вышедшего из алкогольного ступора, который вдруг видит на своих руках кровь и лишь смутно представляет, как она могла там оказаться, но, тем не менее, весь подавлен чувством страшной вины. Он понял, что этого преступления Император ему никогда не простит.
Находясь в столь незавидном положении, Железные Воины получили известия и новые приказы. При других обстоятельствах эти известия показались бы ошеломляющими, но посреди руин, пропитанных запахом смерти, они показались воистину апокалиптическими. Космические Волки Русса атаковали Тысячу Сынов Магнуса на Просперо. Хорус вместе со своими Сынами Хоруса сам поднял восстание. Пожиратели Миров Ангрона и Гвардия Смерти Мортариона также присоединились к нему. Фулгрим и Дети Императора попытались вступить с Хорусом в переговоры, но вместо этого были им совращены и присоединились к его силам. Сама вселенная превзошла Железных Воинов в безумии. И в их шокированный разум пришла мысль, что сейчас, когда весь Империум в огне, их собственные злодеяния не так уж и страшны.
В соответствии с полученными приказами, Железные Воины должны были присоединиться к шести другим Легионам и встретить войска Хоруса на Исстване V. События на Исстване V дошли до нас в легендах о Ереси. Железные Воины присоединились к Повелителям Ночи, Несущим Слово и Альфа Легиону, уничтожив три Легиона, оставшихся верными Императору.
После Исствана Железные Воины словно сорвались с цепи. Освободившись наконец от бремени своих проклятых миссий, они переполнились чудовищной энергией. На дюжинах миров Военные Кузнецы Железных Воинов заняли место законных губернаторов, и население было вынуждено влачить жалкое существование под сенью мощных крепостей.
Мощный контингент Легиона вместе с самим Пертурабо направился на Терру, где он возглавил осаду Императорского Дворца. Здесь его умения оказались неоценимы, и Железные Воины получили истинное наслаждение, стирая с лица земли прекраснейшие здания Империи.
Конец осажденных был близок, когда Император встретился в бою с самим Хорусом на его боевой барже и победил его. Как и многие другие из последовавших за Хорусом, Железные Воины бежали в Глаз Ужаса, найдя там себе новый дом, где они могли жить и строить планы мщения.
Остальные Железные Воины встали на защиту своей маленькой империи, созданной вокруг Олимпии, но от возмездия Легионов, преданных Императору, они не ушли. В течение десяти лет боев Ультрадесант при поддержке Имперских Кулаков освободили все покоренные миры. Десантники-роялисты увидели, что Железные Воины подобны гарпуну, который намертво застревает в теле жертвы и его оттуда уже не вытащить, без риска причинить еще больше вреда. Гарнизон Олимпии продержался два года, и когда поражение какой-либо группы Железных Воинов было неминуемо, они взрывали склады боеприпасов вместе с собой. Они оставили после себя изуродованную взрывами пустыню, которая, как и родина любого другого Легиона-Предателя, была объявлена Проклятой.

Родной мир

Как и остальные Легионы-Предатели, Железные Воины захватили в Глазе Ужаса планету, которую сделали своей новой родиной.
Знания о мирах, что лежат в пределах Глаза Ужаса, скудны и отрывочны, да и сами Владения Хаоса редко сохраняют какое-то постоянство. Медренгард часто изображают как планету, обращенную в огромную крепость, планету, чей истинный облик скрыт под каменными горами невероятно высоких башен, а ядро изрыто бесконечными лабиринтами подземелий. Может быть, такой мир и возможен в Глазе Ужаса, где не действуют законы физики, но его описание несколько не соответствует тем сверхсовременным укреплениям, которые Железные Воины возводят в реальном мире. Нередко изображения миров, что лежат в Глазе Ужаса, приходят скорее из кошмарных снов, нежели из объективного наблюдения, таковы могут быть и сведения о Мерденгарде.
Инквизитор Маул однажды провел подробную разведку Глаза Ужаса в туманности M.38. Хотя по возвращении он был невменяем, все переборки корабля были покрыты записями, сделанными собственной кровью инквизитора, описывающими все, что он увидел. Медренгард описан как тусклый и унылый мир, где рабы трудятся и умирают, а огромные боевые корабли Хаоса пришвартованы к высочайшим из башен, в которых обитают сами Воины.

Боевая доктрина

В бою Железные Воины следуют простой методе. Они начинают битву с артподготовки, используя каждое орудие, имеющееся в их распоряжении. При этом составляется подробнейший план обстрела, каждое орудие наводится на свою цель, с тем, чтобы в кратчайшие сроки нанести максимальный ущерб противнику. Когда только возможно, Железные Воины взаимодействуют с Легионами Титанов-Предателей, добавляя их орудия к своей и без того немалой огневой мощи. Бомбардировка может длиться неделями - Железные Воины крайне редко испытывают недостаток в боеприпасах. Они хорошо обращаются с оружием, их отряды быстро выдвигаются на самые выгодные позиции, стреляют и отступают для перегруппировки до того, как противник организует контратаку. Нередко вся их армия расступается в стороны перед противником, идущим в наступление, так что удар противника приходится в пустоту, а затем атакующие силы оказываются в пасти Железных Воинов.
Везде, где только возможно, Железные Воины выстраивают полевые укрепления для усиления своих позиций. Боевая доктрина Железных Воинов предусматривает широкое применение укреплений, чтобы связать силы противника, используя как можно меньшее количество своих войск. Что, в свою очередь, позволяет ядру сил Железных Воинов всегда быть готовыми к атаке.
Когда в обороне противника образуется брешь, ветераны производят ее разведку боем, а затем на ней сосредотачивается вся возможная огневая мощь, под прикрытием которой в бой идут штурмовые отряды.
Эти штурмовые отряды построены вокруг подвижной тяжелой бронетехники, которая может практически мгновенно переходить от бомбардировки к быстрому прорыву. Брешь в обороне противника расширяется, до тех пор, пока сопротивление не будет сломлено. В ключевые моменты боя, когда какая-либо позиция обязательно должна быть взята, Железные Воины могут впадать в состояние холодной ярости, сравнимое с тем, что испытывают Ангелы Крови и Пожиратели Миров, но только в нужный момент и никогда на срок, больший, чем необходимо.
Как только противник разгромлен и полностью находится в их власти, Железные Воины окружают его и уничтожают в свое удовольствие, предпочитая при этом использовать лучи лазеров и огнестрельное, а не холодное оружие.
Железные Воины - это профессиональные саперы, инженеры и минеры, имеющие многовековой опыт работы с различными осадными машинами, такими как туннельные машины "Термит", транспорты "Левиафан", штурмовые корабли "Коготь Ужаса", приспособленные для посадки на планеты, и самую разнообразную артиллерию Имперского производства. Вся эта техника используется очень аккуратно, техническое обслуживание и ремонт производят воины, состоящие в Первой роте. Кроме того, Легион имеет несколько штурмовых модулей "Ворон", которые они могут использовать в качестве осадных башен поддерживающих их титанов. Железных Воинов в бою так часто поддерживают титаны, что некоторые военные эксперты Империи сделали вывод, что они являются частью одной и той же военной структуры. Это пока повсеместно не подтверждено, но эта теория в какой-то мере объясняет приверженность Легиона к частому проведению длительных артподготовок.

Организация

Железные Воины объединены в несколько Великих рот, каждой из которых командует Военный Кузнец. Первоначально все Великие роты имели одинаковую структуру и состояли примерно из тысячи космических десантников, однако, сейчас численность воинов Великой роты может меняться в весьма широких пределах. Военные Кузнецы отлично разбираются в военной инженерии, и нередко владеют множеством рабов-механиков для выполнения грязной работы.
Точное число Великих рот на данный момент неизвестно. Во время Ереси, Легион состоял по меньшей мере из двенадцати рот, но, учитывая разбросанность мелких подразделений, установить точное число не представляется возможным.
Как и у всех Легионов-Предателей, существующая в настоящее время организация Железных Воинов совершенно не подчиняется никаким стандартам. Великие роты делятся на отдельные подразделения, ведомые младшими чемпионами. Замечена тенденция использовать при формировании подразделений числа, кратные трем, но это пока еще далеко не установленный факт. Подходящих рекрутов по их собственной воле или силой забирают на Медренгард, где они периодически отбираются Военными Кузнецами для участия в одной из Великих рот, где их посылают в самое пекло до тех пор, пока они не покажутся достаточно живучими для включения их в постоянный состав.
Считается, что первые Стиратели, появились среди войск Хаоса именно в рядах Железных Воинов, и даже простые Железные Воины иногда демонстрируют способность "преображать" оружие, хотя и не с такой легкостью, как Стиратели. Верования Железные Воины верят, что Император использовал их в самых кровавых битвах Великого Крестового Похода, но вся слава доставалась другим Легионам, чьи Примархи были у Императора в фаворитах. Также они уверены, что это Рогал Дорн поднял мятеж на Олимпии, чтобы обесчестить их и лишить их силы после того, как они исполнили свое предназначение и стали не нужны Императору. Их цель - отомстить им обоим - Императору и Рогалу Дорну. Они считают себя древними титанами, рассеянными по вселенной, чтобы творить все, что они пожелают, и ни один закон, созданный людьми, не способен их остановить. Они почитают богов Хаоса, как пантеон, но не посвящают себя целиком служению этим богам. Более всего они преданы Пертурабо, который, как они считают, защитил их от принесения в жертву лже-императору. Геносемя Железные Воины - это Легион Первого Основания, они несут в себе геносемя Пертурабо. С тех пор как они обратились к Хаосу, они постоянно подвергаются мутациям различной степени. Есть свидетельства тому, что они заменяют мутировавшие конечности бионическими. Отмечена их склонность к излишней подозрительности и паранойе, но они, несомненно, обладают высокоразвитым интеллектом и врожденной способностью к оперативному решению возникающих проблем. Боевой клич Монотонно произносимая фраза: "Железо Внутри, Железо Снаружи".
Несущие слово:
Несмотря на то, что все Легионы Космического Десанта Хаоса яро ненавидят Императора Человечества, немногие из них могут сравниться в глубине ненависти с Несущими Слово. Вооруженные ревностной верой в Хаос, Несущие Слово уже вели нечестивую войну против человечества еще до того, как началась Ересь Хоруса.

Происхождение

Лоргар, Примарх Легиона Космического Десанта Несущие Слово, был известен как один из наиболее щепетильных и посвященных последователей Имперского Культа. Его рвение в преследовании врагов Императора было несравнимо ни с одним из его братьев-примархов, и всем казалось, что это наиболее преданный среди них.
Этот персонаж формировался на планете Колхис, одном из первых миров, заселенных человечеством при освоении звездного пространства. Его континенты были усеяны странными, рассыпающимися сооружениями и ни одно исследование так и не смогло объяснить их назначения. Изыскания времен Великого Крестового Похода полагают, что первые поселения возникли здесь в 16-ом тысячелетии, но, возможно, это случилось еще раньше. Имперские историки и ученые уверяют, что Колхис был некогда очень развит технологически, но погрузился в анархию во времена Эры Раздора, а население регрессировало до уровня феодального общества.
Некоторые записи говорят о том, что общество было поднято из пепла Эры Раздора усилиями Лоргара, но это сокрыто в глубочайших тайниках Священной Библиотеки на Терре. Различные фрагменты этих записей встречаются в "Зерцале Истории", нравоучительном историческом описании Великого Крестового Похода, составленным историком Карпином. В своем описании Колхиса, Карпин говорит о касте жрецов, имевших самоназвание Завет, которые пытались воссоединить раздробленное общество, основываясь на вере в великого лидера, чье явление избавит мир от тьмы, в которой он находился. Обладающая суровым религиозным ритуалом, основная догма Завета стала гигантской единой церковной структурой, регулирующей каждую сторону ежедневной жизни на Колхисе. О прибытии Лоргара, Карпин повествует как о яркой комете, обрушившейся на наиболее крупный храм Завета, принесшей в себе юного Примарха, в то время как Лоргар делает косвенные ссылки на свое "странствие" к Колхису. Другая версия говорит о странном, златокожем ребенке на пороге крупнейшего храма Завета, просящем наставить его в его пути. Ребенок был принят в храм, получил имя Лоргар, и, влившись в общество в его стенах, стал быстро продвигаться в овладении множественными догмами и законами веры, проповедуемыми Заветом. Правда об этих событиях, как бы там ни было, никогда не будет известна, так как свет на это могут пролить только проклятые тексты, содержащиеся в "Книге Злобы", чьи трижды проклятые страницы никогда не должны снова быть открыты.
Однако шло время, Лоргар стал набожным членом Завета, неся пламенные слова веры в самые удаленные уголки планеты, где сила его ораторства и его харизма стяжали ему сторонников. Он поразительно быстро возвысился в иерархии, пользуясь любовью народа Колхиса, что привело к появлению у него врагов среди Завета, ревниво завидовавших его популярности и сомневающихся в его силе. "Зерцало Истории" пересказывает историю, поведанную Лоргаром Конраду Кёрзу, Примарху Повелителей Ночи, во время торжеств в честь победы на Борайнте, ознаменовавшей поражение Архи Еретика Дулорта. Лоргар говорил о странных снах и видениях, посещавших его в ранние годы. В них он видел могучего воина в сверкающей броне, бронзовом шлеме и с сияющим мечом. Гигант в синих одеждах, с единственным немигающим глазом, стоя позади него, говорил, что его повелитель придет на Колхис и что Лоргар должен быть готов к этому. Лоргар предположил, что этот могучий воин и есть тот божественный лидер, приход которого проповедовался Заветом, и, уговоренный своим ближайшим другом Кором Фаэроном, начал распространять слово о том, что явление бога уже близко. Народ толпами стекался послушать его, его сторонники следовали за ним везде, где он проповедовал. Это привело к тому, что его враги среди Завета решили больше не ждать, и провозгласили его еретиком, убоявшись сложившейся ситуации и его силы.
Сторонники Лоргара окружили его плотными кольцами, сражаясь и убивая солдат Завета, приходящих арестовать его. Сам Лоргар бился с силой и страстью за свое дело, и каждый раз, когда воины Завета являлись к нему, он сражал их. Его враги серьезно недооценили глубину веры в его слова, и Завет разделился на две фракции, каждая из которых упорно стояла на своих позициях и была уверена в том, что только она может спасти народ. Разгорелась священная война, охватывавшая все больше и больше людей, выбиравших стороны по мере того, как битвы становились больше и распространялись по планете. За шесть лет войны по всему Колхису было совершено множество зверств во имя святой праведности. Сторонники Лоргара имели численное превосходство, но они и возглавлялись Примархом, чья сила и мощь были невообразимы. Лоргар провел много битв, постигая искусство войны с ошеломляющей скоростью. Его вдохновленные слова поднимали армии на недостижимые высоты мужества и набожности, поддерживая их обещанием прихода спасителя, и жрецы Завета ничего не могли противопоставить этому. В конце концов, Лоргар привел своих людей к победе, взяв штурмом храм, где сам обучался, убив всех, кто там находился. Вместе с окончанием войны люди ждали явления обещанного Лоргаром спасителя и меньше чем через год после последней битвы, мощное небесное судно опустилось в храм во всполохах огня. Апокриф Скароса повествует, что Император и Магнус Рыжий высадились на Колхис с двумя отделениями космических десантников Тысячи Сынов, чтобы встретиться с могучим военным лидером. Лоргар пал на колено пред Императором, узнав в нем воина из своих видений, и принес ему клятву в вечной вассальной верности. Под руководством Лоргара, каждая частица религиозной структуры Завета была перепосвящена культу Императора, и население Колхиса возликовало, объединенное своим новым и чудесным богом.
Тщательно продуманные празднества и религиозные выражения преданности продолжались много месяцев, и подробное рассмотрение некоторых описаний отдельных наиболее ярких событий в "Отражении Истории" дают понять, что задержки в продвижении Великого Крестового Похода были вызваны длительной демонстрацией вассальной преданности Лоргара Императору, желавшему покорить галактику настолько мягкими методами, насколько это будет возможно. В завершении торжеств, Император предложил Лоргару командование Несущими Слово и приказал ему отобрать собственную преторианскую гвардию из наиболее храбрых и отличившихся воинов. Лоргар принял оказанную ему честь и объявил, что покидает Колхис, что бы занять место подле Императора. Он назначил нескольких наиболее праведных своих последователей управлять его народом во время своего отсутствия, облачился в свои доспехи и отбыл вместе с Императором и Магнусом.
Лоргар провел свой Легион через многие славные годы Великого Крестового Похода, наглядно искореняя и разрушая все формы богохульства и ереси, угрожающие царству Императора. Все разновидности древних свитков, книг, работ художников и икон сжигались на глазах у всего Легиона. Вместо их поднимались монументы и соборы, посвященные Императору, построенные на могилах тех, кто оказал сопротивление обращению. Величайшие капелланы Легиона неустанно проповедовали божественность и праведность Императора, а сам Лоргар провел бессчетное количество церемоний и произнес огромное количество речей, обращавших миллионы к Императору одними его словами.
Продвижение Несущих Слово было медленным, но тотальным. Ничему и никому не удавалось избежать крозиуса или болтера. Миры, отказавшиеся склониться перед волей Императора, очищались от всего живого. Медленное продвижение Лоргара по звездным мирам вызвало недовольство Императора, и он персонально высказал его Примарху. Он также проинформировал Лоргара, что его цель не установление веры, а война. Истинная миссия Космического Десанта - это перезахват и объединение галактики под знаменем Империума, а не пустая трата драгоценных времени и ресурсов в доказательство вассальной преданности и пиетета.
Лоргар был обескуражен. По возвращению на свою боевую баржу, "Верный Закону", Примарх отказался говорить о чем-либо со своими лейтенантами и капелланами. Он сбросил свой силовой доспех и облачился в рубище, его золотистая кожа стала пепельной, его волосы были взъерошены. Он оплакивал слова Императора месяц, а Легион Несущих Слово находился в бездействии в глубинах космоса, ожидая команды, любой команды, исходившей бы от их Примарха. Повелитель Человечества не собирался игнорировать реакцию Лоргара, и когда он был уже на грани того, что бы еще раз сделать Лоргару выговор, пришли сообщения о том, что Легион вдруг возобновил участие в кампании. Миры падали перед Несущими Слово как спелые грозди. Штурмы стали быстрыми и разрушительными; теперь Лоргар не требовал от своего Легиона производить умиротворение и спасение покоренных, как это было раньше. Разочарованный Примарх действовал только мечом, и холокосты на его пути стали бесчисленны. Умиротворенный тем, что он видел как прогресс, Император обратил свой взор на другие проблемы. Чего он не знал, так это того, что уже был предан.
Несущие Слово были первым Легионом, полностью совращенным хаосом, несмотря на то, что действительно Хорус был первым Примархом, кого коснулся Хаос, и его Сыны Хоруса были первым Легионом, поднявшим открытый мятеж. Когда Император выговорил Лоргару за его демонстрацию преданности, Примарх начал высматривать богов, более достойных своего преклонения. В Хаосе Лоргар обнаружил то, что он искал. Боги Хаоса, находящиеся за пределами смертного восприятия, всегда нуждались в подобных вещах, и были весьма довольны. Кроме того, они были настолько благосклонны к Лоргару, что его поклонение богам было возведено в ранг культа, безусловно, вторичного по своей природе. Гордыня Лоргара, также, не позволила ему стать чемпионом какого-то определенного бога, и вместо этого он отдал предпочтение поклонению Хаосу в его мириадах форм. Несущие Слово пришли в Хаос как в культ пантеона бесконечных богов и богинь, темных принцев и первичных сил, таящихся в темных глубинах Имматериума.
Позднее Лоргар будет говорить, что когда он обратился к Хаосу, с его глаз спала пелена, и он смог увидеть Императора тем, кем он был на самом деле; не его богом во всем, а непочтительным человеком, утратившим понимание того, что человечеству более всего необходимо религиозное доминирование, которое может вызывать только богоподобная личность, подобная ему самому. Полное подчинение Хаосу позволило бы человечеству остановить бессчетные орды чужих, пытающихся наводнить и уничтожить молодой Империум. Сначала Легион хранил свою новую веру в секрете, не подозревая о том, что Хаос коснулся уже многих членов их братства. Внезапное выступление Хоруса и его Легиона против Императора, и объявление войны всему Имперскому, послужило поводом для открытого выступления Несущих Слово на стороне Хаоса. Второй Легион, отделившейся от числа лояльных сразу же начал сводить счеты с теми, кто вызывал у них острую неприязнь - с Ультрадесантом, Легионом Робаута Жиллимана.
Когда Несущие Слово оказались в немилости у Императора, они с ревностью, переполняющей сердца, увидели, как он возвышает Ультрадесант как своих лучших воинов. Когда началась Ересь, и оковы лояльности были сброшены, Несущие Слово набросились на сынов Ультрамара с нескрываемой яростью. Ультрадесантники сначала были обескуражены нападением, но Лоргар дал им возможность отступить в Ультрамар, регион космоса, которым они правили и который обороняли. Финальная битва произошла на мире Калт. Известный своими орбитальными станциями, Калт был типичной планетой системы Ультрамар. Его жители были богаты и благодушны. Калт был раем на пересечении многих путей, который был потерян. Когда Несущие Слово атаковали Ультрадесантников, удар на Калт возглавлял один из величайших Чемпионов Лоргара, Магистр Веры, Кор Фаэрон. Этот могучий чемпион поклялся уничтожить планету, и это ему почти удалось. Со своей личной боевой баржи, теперь носящей название "Ненавидящий Императора", Кор Фаэрон руководил полномасштабным вторжением в систему Калта. Три планеты-сестры Калта были уничтожены, массированные гео-ядерные удары буквально разорвали их на части. Желтое солнце системы было обстреляно смертоносными металлами и веществами, увеличивающими солнечную активность, что вызвало резкое увеличение солнечной радиации. К концу Ереси последние элементы атмосферы Калта выгорели, и он лишился воздушной оболочки, а население с тех пор живет в огромных подземных укрытиях. На поверхности Ультрадесантники в сражении остановили Несущих Слово. Изменники превосходили их численно, в вооружении и кровожадности, но это не сломило Ультрадесант. Как ни выкладывались воины Кора Фаэрона, они не смогли выбить с позиций Ультрадесантников, многие из которых называли Калт своим домом.
Война на Калте была ужасающей и разрушительной. Древние каноны войны и воинской чести были попраны и попросту отброшены Несущими Слово - ими были пущены в ход все средства убийства и разрушения. Ультрадесантники были обескуражены миллионами культистов, которых Несущие Слово использовали в качестве живых щитов, и их едва не тошнило от орд демонов, выпущенных для ошеломляющего удара. Несущие Слово, в свою очередь, не ожидали такой стойкости и сопротивления от своего ненавистного врага. В конце концов, Кор Фаэрон потерпел поражение, когда с Макрагге прибыли подкрепления и выбили Несущих Слово с поверхности Калта. Кор Фаэрон отступил в направлении Мальстрима, вихревого региона галактики, где Имматериум Хаоса просачивается сквозь материю вселенной. Ультрадесантники оказались победителями, и их лидер, брат-капитан Вентан, в один прекрасный день поверг Колхис, символически захватив родной мир Легиона, однажды угрожавшего Ультрамару.
Пока Кор Фаэрон и его воины сражались на Калте, Лоргар повел остальную часть Легиона на Терру. Ужасы тех битв находятся вне смертного восприятия и занимают много места в Священной Библиотеке. Лоргар помог сокрушить царство повелителя, которому недавно служил ревностно и фанатично. Достаточно сказать, что Хорус потерпел поражение, и Легионы-Предатели обратились в бегство. Несущие Слово также отступили в район Глаза Ужаса, где и остались, возвращаясь в Империум для разбоя, грабежей и разрушения.
С прошествием времени зверства, совершаемые во имя Лоргара, поднимались на все новые высоты, и он был поощрен своими покровителями правом вступить в сообщество демонов. Теперь он действительно стал подобен богу, и крик рождения возвестил всему об этом, разнесшись по звездным путям эхом из варп-пространства. С демонического мира Сикар, Лоргар следит за своим Легионом, руководя мириадами его войн и стычек, дирижируя чудовищным разложением, раздирающим Империум изнутри руками его многочисленных культов и сект. В отличие от большинства других Легионов, Несущие Слово остались единым, хотя и свободно организованным, Легионом. Каждый из Чемпионов Лоргара сочетает в себе качества свирепого командира и жреца Хаоса, называемого Темным Апостолом. Каждая из данных им армий, называемая Воинством, приблизительно равна Ордену Космического Десанта и может быть смертоносной во время рейдов по Империуму.
С двух главных баз - демонического мира Сикар и мира-фабрики Гхалмек, расположенного в Мальстриме, Несущие Слово ведут свои нечестивые войны веры против Империума. На каждом атакованном ими мире они высеивают семена будущего совращения и всепроникающей сети культов. К счастью для Империума, культы Несущих Слово и Альфа Легиона конкурируют друг с другом. Несмотря на то, что эти Легионы иногда принимают совместное участие в Черных Крестовых Походах Абаддона, обычно они находятся в состоянии жесткой вражды и соперничества.
На мирах, которые они захватили, Несущие Слово строят поражающие воображение монументы, посвященные Темным богам, и воздвигают огромные соборы, где крики приносимых в жертву во имя Лоргара смешиваются с песнопениями и молитвами. Несущие Слово остались единственным Легионом-Предателем, соблюдающим каноны веры, хотя и в темной форме, и в строгом порядке соблюдают предписанные молитвы и ритуалы, что занимает довольно много времени. Все Несущие Слово обладают весьма обширными познаниями в ритуальном жертвоприношении, оккультных учениях и вероотступнических культах. В битве Несущие Слово яростны, двигаются вперед под ужасающими знаменами, посвященными Хаосу в мириадах его форм, и распевают катехизисы, провозглашая убийство врагов в сражении единственным путем к истинной праведности. Их война против Империума Человека тотальна и они не успокоятся, пока каждая икона предавшего их Императора не будет растоптана ими.

Родной мир

Колхис был когда-то технологически продвинутым миром, регрессировавшим до феодального уровня во время Эры Раздора. Возвышение Лоргара было для него одновременно благословлением и проклятьем. Благословлением - потому что это привело планету под сень Империума; проклятьем - потому что это же предопределило ее гибель через несколько столетий. Под правлением Лоргара планета начала было процветать, но после прибытия Императора, забравшего с собой Лоргара, она снова покатилась вниз. Когда Ультрадесантники начали бои за Колхис, они обнаружили опустошенный мир, с разрушенной индустрией и населением, отдаляющимся от цивилизации. Списав все это на учение Лоргара, Инквизиция приказала очистить планету и боевая баржа Ультрадесанта, "Октавий", подвергла Колхис бомбардировке циклонными торпедами. Геологическая структура мира была очень нестабильна, и в результате высокой сейсмической активности планета попросту рассыпалась на части. От Колхиса не осталось ничего, и даже место, где он когда-то существовал, держится в глубокой тайне.

Боевая доктрина

Несущие Слово в битве следуют словам своих Темных Апостолов с крайней преданностью и верой, а те, в свою очередь, истолковывают волю Лоргара самыми различными способами. Способы одержать победу могут быть найдены во внутренностях особо важных пленников, в особом расположении звезд на небосводе, или в положении гадальных костей. Темные Апостолы определяют как будет проходить битва, и воины Воинства повинуются их словам безоговорочно. Накануне битвы Несущие Слово проводят время в ритуальной молитве, распевании богохульных гимнов, подтверждая этим свою непоколебимую веру в мощь Хаоса. Часто такие ритуалы находят отклик, и вместе с Несущими Слово на поле битвы появляются ужасающие демонические существа, заключившие дьявольские пакты с Темными Апостолами. Несущие Слово поднимают свои проклятые знамена и идут в бой под распевание катехизисов, проклятыми иконами и песнями ненависти своим врагам, а устрашающие барабаны в это время выбивают печальный рокот. Неумолимое продвижение Несущих Слово и монотонные песнопения способны сокрушить даже сильнейшую волю. Ночью накануне битвы противник с содроганием слышит эхо исходящих отовсюду громовых раскатов барабанного боя, расшатывающего нервы и способного вселить страх в душу любого смертного. Непоколебимая вера Несущих Слово в то, что они единственные, кто может спасти галактику, заставляет их бесстрашно идти навстречу гибели и не позволяет им сделать даже шаг назад. Любая победа над ними достается ужасающей ценой, а их атаки прекратятся только тогда, когда они будут уничтожены.

Организация

Единственные среди других Легионов-Предателей, Несущие Слово сохраняют следы своей прежней дисциплины и веры. Эта вера искажена сверх всякого представления, их дисциплина теперь служит темным владыкам, но их организация носит отблески их былой славы. Различные военные банды Несущих Слово, называемые Воинствами, рассредоточены по Глазу Ужаса и Мальстриму, каждая возглавляемая могучим чемпионом, которого называют Темным Апостолом. Эти наводящие ужас воины выполняют сдвоенную роль капелланов и командиров. Ветераны тысяч лет, проведенных в битвах, эти могучие чемпионы являются квинтэссенцией Воина Хаоса. Эти кровавые убийцы заключили непередаваемую сделку с порождениями варпа, ритуально заменив Крозиус Арканум, бывший некогда символом их службы, его проклятой формой, содержащей внутри себя демоническое существо. Они являются характерным примером того, во что могут превратиться падшие Чемпионы Императора.
Каждое Воинство различно по своим размерам - оно может быть эквивалентно боевой роте Космического Десанта, а может приближаться по численности к полному Ордену, хотя такие формирования встречаются редко. Организационная структура Воинств также различна и целиком зависит от предпочтений Темного Апостола, который возглавляет его. Часто они могут внезапно изменить структуру организации по причинам, понятным им одним. Причина этих изменений скрывается в попытках переиграть Имперских тактиков, что приводит иногда к появлению неуклюжих и тактически негибких формирований, не отвечающих боевой обстановке. Наиболее часто наблюдаемая организация Воинства примерно соответствует организации роты Космического Десанта, с подразделениями численностью около двенадцати воинов. Каждое подразделение возглавляется Чемпионом Несущих Слово, стремящемся стать военным лидером, подобным Темному Апостолу, в надежде быть избранным наследовать ему в случае его гибели.

Верования

Укоренившиеся в вере в Лоргара, Несущие Слово являются герольдами новой эры религиозного обряда. Только объединенные учением одного бога и, соблюдая установленные им каноны поклонения, массы людей могут быть спасены от угрозы чужих и внутренней схизмы. Только одна сила в галактике способна решить такую задачу и эта сила - темное могущество Хаоса. Каждый воин Несущих Слово является миссионером, несущим с собой тьму Хаоса, проповедующим истинную веру тем, кто хочет его слушать и, уничтожая тех, кто отказывается от этого. Их вера проста: стань на путь Хаоса или умри!

Геносемя

Геносемя Несущих Слово изначально было чистым, но события, последовавшие за Ересью, привели к ослаблению некоторых позиций в их генетической структуре. Космические десантники Несущих Слово имели тенденцию к настойчивости, безотчетной вере и стойкости, граничащей с безумием. После Ереси их геносемя было сильно искажено, а некоторые негативные черты возросли до ужасающих пропорций. Несущие Слово не показали обычной тенденции к мутациям, хотя среди них есть личности, отмеченные подобным даром Хаоса - они весьма почитаются среди своего Воинства.

Боевой клич

Несущие Слово не используют какого-либо определенного боевого клича - они предпочитают маршировать на битву, снова и снова распевая пассажи из своих проклятых книг. Темный Апостол воинства выбирает перед битвой отрывок, и каждый воин выкрикивает его в ритм ударов огромных барабанов, которые сами Несущие Слово и тащат в битву, или пускают звук через усилители на своих силовых доспехов.
Падшие Ангелы
"Будь ты проклят, Лютер - как ты мог предать нас? Когда-то мы были твоими братьями, а теперь нам не остается ничего иного, как присоединиться к тебе в вечном проклятии".
Лев Эль-Джонсон, Примарх Темных Ангелов.

Рождение Падших

Падшие Темные Ангелы появились в дни окончания Ереси Хоруса, во время возвращения Примарха Легиона Темных Ангелов, Льва Эль-Джонсона, на свою родную планету Калибан. Когда ничего не подозревающие корабли флота Эль-Джонсона вышли на орбиту планеты, их встретил сокрушительный огонь наземных лазерных батарей. Ошеломленный коварной атакой, Эль-Джонсон был вынужден отступить, и попытался выяснить, что же произошло с его родиной, пока он отсутствовал.
Экипаж перехваченного торгового корабля помог ему узнать, что произошло. Когда Лев Эль-Джонсон улетел с Калибана, чтобы принять участие в Великом Крестовом Походе, Лютер - второй командир и его давний боевой брат - остался в качестве наместника Ордена. Несмотря на важность такого поста, сам Лютер был не очень доволен своим положением. Он считал, что быть правителем какого-то богом забытого мира - не большая честь. Ростки зависти давали всходы, пока Лютер, наконец, не дошел до ручки. Благодаря своей зависти он стал легкой добычей богов Хаоса, которые сполна вознаградили Лютера тем, о чем он мечтал - властью и силой. Одним из подарков Хаоса был непревзойденный дар оратора, благодаря которому Лютер смог убедить Темных Ангелов в том, что Император отвернулся от них. Постепенно влияние Хаоса распространилось на значительную часть Ордена. Многие были недовольны, что Примарх не взял их с собой для участия в Великом Крестовом Походе. Поэтому, когда Примарх вернулся, эта зависть вылилась в открытый бунт.
Такое бессовестное предательство заставило Эль-Джонсона и преданных ему Темных Ангелов искать отмщения. Эль-Джонсон лично возглавил атаку на штаб-квартиру Лютера. Ужасный бой развернулся в коридорах штаба. Два могучих врага соединились в титанической схватке, нанося друг другу ужасные удары, разрушая само здание, пока вокруг них не остались одни руины. Тем временем, огромные орудия флота обрабатывали поверхность планеты, пока сама земная кора Калибана не начала трескаться под яростным напором огня.
Когда даже планета начала стонать и разрушаться от чудовищной бомбардировки, битва между Эль-Джонсоном и Лютером достигла своего апогея. С помощью силы Хаоса, Лютер бросил в Эль-Джонсона сильнейший разряд психической энергии. Смертельно раненый Эль-Джонсон упал на землю. Но в тот миг, когда душа, казалось, покинула умирающего Примарха, с глаз Лютера как будто спала пелена, и он понял, что натворил. Он был Трижды Предателем - он предал друга, Темных Ангелов и Императора. Тяжесть правды разбила оковы его безумия, и он упал рядом с Эль-Джонсоном, не желая больше ни сражаться, ни жить.
Лютер испустил полный боли и отчаяния психический крик, отозвавшийся эхом по всему варпу и достигший самих богов Хаоса, которые поняли, что они снова потерпели поражение. В ярости и разочаровании они выплеснулись в реальный мир. Ткань реальности порвалась, и Калибан захлестнул варп-шторм невиданной силы. Неконтролируемым всплеском психической энергии варп вырвался в физическую вселенную.
Падшие Темные Ангелы, которые служили Лютеру и его тайным хозяевам были вырваны с поверхности Калибана прямо в варп, и рассеялись в пространстве и времени. Калибан, и так значительно пострадавший от постоянного артобстрела флотом, раскололся и взорвался, и осколки, бывшие некогда планетой, тоже были втянуты в варп.

Охота на Падших

"Моей святой обязанностью является защитить вашу душу от Темных богов Хаоса, и я спасу вашу душу, даже если для этого вам придется умереть".
Асмодай, дознаватель-капеллан Темных Ангелов.
Эта история предательства и подлости навеки останется для Темных Ангелов позором. Об этом знают только они сами, их Ордены-Преемники и конечно сам Император на Золотом Троне. Но даже в самом Ордене, мало кто из космических десантников в точности знает подробности тех давних событий. Только когда Темный Ангел получает право войти в Крыло Смерти, он получает всю необходимую информацию о предательстве Лютера. Более того, десантники также узнают о том, что некоторые Темные Ангелы, которые были последователями Лютера, все еще живы. Эти проклятые воины носят название Падшие Ангелы.
Не все Падшие Ангелы были вырваны из реального мира во владения Хаоса. Большая часть Падших стали настоящими космическими десантниками Хаоса, поддавшись уговорам богов Хаоса. Однако некоторые признали, что их поступки во время предательства были ошибочными. Отвергнутые богами Хаоса и не способные вернуться в родной Орден, они вынуждены вечно оставаться отшельниками. Многие стали наемниками или пиратами, путешествуя по галактике, как люди, которые не имеют постоянного повелителя. Другие, желая искупить свои грехи, вернулись в человеческое сообщество, намереваясь творить добро.
Но Темным Ангелам глубоко наплевать на такое "искупление". Они считают, что смогут избавиться от позора и оправдают себя перед Императором только тогда, когда последний Падший Ангел будет пойман и, либо прилюдно раскается в своих деяниях, либо будет убит. Однако сделать это не так-то просто. Падшие были рассеяны по всему свету и могут находиться где угодно, живя в качестве отшельников или капитанов небольших банд. Темные Ангелы могут годами искать Падших и не найти ничего, кроме появляющихся время от времени бестолковых слухов.
Когда же очередной Падший оказывается в ловушке, его привозят в Скалу. Глубоко в застенках этой крепости, дознаватель-капеллан пытается получить от Падшего раскаяние. Почти всегда Падший отказывается признать свою вину и умирает долгой и мучительной смертью от рук тех, кто желает спасти его душу.

Меч Льва

Меч Льва - оружие Льва Эль-Джонсона, которым он сражался в своем последнем бою с Архи Еретиком Лютером.
В этом эпическом противостоянии лезвие меча переломилось пополам, но было спасено Сайфером и увезено с планеты как раз перед тем, как Калибан взорвался, и все Падшие Ангелы были разбросаны по белу свету. Сайфер владеет этим мечом и поныне. Несмотря на то, что как оружие Меч уже ничего не значит, он является самым священным артефактом, как для Темных, так и для Падших Ангелов. Некоторые Ангелы верят, что если Меч принести к трону Императора, обе половинки оружия срастутся, и это будет означать, что Император простил Темных и Падших Ангелов за их предательство давно минувших дней.

Сайфер

"Я не знаю, является ли он величайшей угрозой или величайшей надеждой для будущего Империума. Я лишь молюсь, чтобы мы успели остановить его, прежде чем узнаем правду".
Инквизитор Басталек Грим.
Сайфер - таинственная и зловещая фигура Ордена. Он появляется будто из ниоткуда, принося с собой смерть и разрушение, а потом снова исчезает, как будто его и не было. Причем самое интересное, что сам Сайфер не является зачинщиком насилия и сражений, просто он становится катализатором, который превращает ненависть или недоверие тех, кто его окружает в яростный, бесконтрольный огонь, пылающий в груди.
Сайфер редко говорит, и когда это происходит, речь его кратка, а голос спокоен. Настоящего имени Сайфера не знает никто, и никто из живущих так и не осмелился спросить об этом его самого. Однако зеленый отблеск энергоброни под случайно отвернувшейся полой его робы, доказывает, что он, без сомнения, один из Падших. Судьба Сайфера почти ничем не отличается от этих изгоев, он также вынужден скитаться по галактике, не имея родного угла.
Однако есть и такие, кто уверен в том, что Сайфер является для Падших Ангелов единственным шансом получить прощение, а факты его появления на различных планетах, свидетельствуют о том, что он медленно, но верно, приближается к Земле, а значит - к самому Императору. Отчеты о встречах с Сайферам также подтверждают, что он несет с собой меч, который, однако, никогда не использует в бою. А Меч этот на самом деле - Меч Льва, которым был вооружен сам Лев Эль-Джонсон, когда он сражался с Архи Еретиком Лютером. Какова бы ни была правда, Падшие Ангелы каким-то образом узнают о появлении Сайфера на той или иной планете и собираются вокруг него. Возможно именно поэтому, члены Внутреннего Круга Темных Ангелов, ненавидят и боятся Сайфера больше, чем любого другого Падшего Ангела, и готовы сделать все что угодно, лишь бы пленить или хотя бы убить этого таинственного персонажа. Однако сделать это еще труднее, чем выследить обычного Падшего Ангела. Сайфер не раз доказывал, что может избежать любой ловушки и снова скрыться от преследования в никуда.

Дрэгон

"Ты не можешь убить меня. Я видел, как я умру, и это будет не от твоей руки. Однако я видел, как вы умрете, мой дорогой полковник…"
Дрэгон, Падший Ангел.
Дрэгон однажды был капитаном могущественной роты Темных Ангелов в дни Ереси Хоруса. Он вел Пятнадцатую роту Легиона, и являлся одним из многих отобранных для охраны Калибана - родного мира Темных Ангелов. Дрэгон повернулся против его собственного Императора и Примарха, в то время как остальные Темные Ангелы покинули Калибан.
Когда Лев Эль-Джонсон вернулся, Дрэгон и его рота обернулись против своих братьев, Темных Ангелов, как и другие защитники Калибана. Рота Дрэгона охраняла Арсенал во время бомбардировки. Снаряды и лазеры буравили поверхность планеты, и Арсенал был главной целью. Прямое попадание уничтожило основной склад боеприпасов внутри, взрыв Арсенала можно было наблюдать даже из космоса. Практически вся рота была уничтожена ударной волной, Дрэгон и еще несколько защитников присоединились к Шестнадцатой роте и удерживали разрушенные руины.
Когда лояльные Темные Ангелы высадились, их нападение было невероятно напористым. Ударная волна от взрыва склада боеприпасов практически выровняла местность вокруг. В развалинах Арсенала предавшие Темные Ангелы стреляли во все, что двигалось. Атака лояльных Темных Ангелов была настолько яростна, что поток снарядов от позиций их противников вскоре почти иссяк, и они достигли стен склада.
Отступив назад к разрушенным основным камерам Арсенала, предавшие Темные Ангелы начали отчаянный поиск боеприпасов. Один за другим болтеры вхолостую щелкали затворами, а пусковые установки стояли пустыми. Жаждущие мести Темные Ангелы приближались, но их ряды значительно поредели под отчаянным огнем защитников. Подобно загнанным в угол крысам, Предатели в яростном порыве бросились на атакующих. Во главе с Дрэгоном, оставшиеся члены Пятнадцатой и Шестнадцатой роты атаковали. Обоймы были пусты, и бой продолжался прикладами болтеров и боевыми ножами. Дрэгон оказался особенно искусным в борьбе таким способом, и убил несколько лояльных десантников, метая свои ножи.
Удивленные и сильно прореженные лояльные Темные Ангелы были сметены потоком Предателей в черных силовых доспехах. Это была всего лишь небольшая победа на Калибане, когда Дрэгон заставил отступить его собратьев, лояльных Темных Ангелов, но потом Лютер поддался безумию, и боги Хаоса обрушили на планету неистовый варп-шторм.
Неизвестно куда боги Хаоса забросили Дрэгона, известно лишь, что он путешествовал сквозь время и пространство, и представляет собой очень хитрого и опасного противника. Его рота космодесантников осталась с ним, и с тех пор он вместе со своими падшими братьями и собственноручно тренированной армией наемников ведет кровавую партизанскую войну, сражаясь по всему Империуму. Его армия является чрезвычайно опасным противником как для войск Империума так и для Темных Ангелов.
Повелители Ночи
Повелители Ночи всегда принадлежали тьме. С начала формирования Легиона, он уже был заражен эманациями темной души своего Примарха. И хотя ранее десантники с непреклонной решимостью сражались на стороне Императора, Повелители Ночи первыми перешли на сторону тьмы, как чуму сея страдание и страх по всем мирам, где только проходили.

Происхождение

Согласно еретическим хроникам, Повелители назывались просто Темными. История Конрада Кёрза начинается с того, как он, в сияющем шаре света спустился с небес на окутанную тьмой планету Нострамо. Сфера, содержащая его эмбрион, врезалась прямо в центр огромного города, пробила земную кору, состоящую из цельного адамантиума, и понеслась сквозь геосферу планеты, остановив свое безумное движение только вблизи жидкого ядра. Его приземление оставило на поверхности планеты глубокую яму-шрам. Причиной всему этому была сверхъестественная ненависть новорожденного Примарха. Яма в центре кратера, куда угодил Кёрз, долгое время считалась проклятым местом. Судя по всему, для того, чтобы добраться до поверхности планеты, Примарху пришлось пробраться сквозь расплавленный металл и вулканические потоки. Выбраться на поверхность ему помогла только сила собственной воли. Организация Аркана Прогенитум на Нострамо Пять описала это событие примерно так:
"...из Ямы на улицы города выбралось раскаленное добела дитя. С его рук и ног, шипя, падали капли раскаленного металла. Вне всякого сомнения, это был демон. И хотя явился он в образе ребенка, но производил впечатление умудренного годами старца. Глаза его были черными и холодными, как обсидиан".
Из-за загрязненной атмосферы, день на Нострамо не был отличим от ночи. Планету покрывала пелена вечной тьмы, окрашивая все окружающие предметы в оттенки серого и черного цветов. Только самые богатые жители Нострамо могли позволить себе некоторое подобие света, да и то это была скорее тусклая бледно-голубая иллюминация, которая едва давала слабое освещение в роскошных апартаментах верхушки богатого сословия. Причиной, по которой на этой планете существовали тысячи добывающих шахт, химических и металлургических предприятий, отравляющих атмосферу был адамантий. Адамантий же, и был главным товаром, благодаря которому планета выживала. Большая часть населения планеты влачила жалкое существование в качестве фабричных рабочих, а богачи жили в достатке, уничтожая психологически или физически любого, кто пытался разрушить их статус-кво. Убийства, воровство и вымогательство считались обычными вещами. Преступность была практически неостановима, единственным подобием порядка были специальные отряды головорезов, которых нанимали наиболее обеспеченные нострамцы, для защиты своих интересов. Но самым распространенным убийцей была обычная депрессия, и перенаселение ограничивалось не войнами, болезнями или законами, а самоубийствами.
В отличие от других своих братьев-примархов, Конрад Кёрз возвысился сам. Инстинкты выживания и крепкое телосложение защитили его от всех трудностей загрязненной Нострамо Пять. Ранние годы своей жизни он провел, тихо пробираясь по улицам города, питаясь дикими животными, которые населяли пустынные кварталы, напоминающие огромный муравейник. Он не достиг высот благодаря достижениям в области науки, как некоторые его братья, которых обучали лучшие учителя их планет. Не научился он и владению мечом или топором. Вместо этого, он поднимался по пищевой цепочке планеты. Сначала он ел крыс и других паразитов, потом начал есть черных тощих собак, которые бродили по улицам, и, наконец, начал охотиться на людей. Его могущественный образ, покрытый кровью и грязью, наполнил общество Нострамо ужасом и страхом.

Очищение Нострамо Пять

Одним из самых известных фактов из жизни Конрада Кёрза стало ужасное, огромной силы видение, которое он однажды пережил. Вместо миллиардов возможных вариантов будущего, которое, как хвалятся колдуны эльдар, они способны узреть, Конрад увидел один единственный вариант, хотя это будущее было наполнено трудностями и погружено во тьму. Среди всех известных записей о Кёрзе, самого пристального внимания заслуживает откровение, описанное во втором томе "Темноты".
"Корчась от боли, я увидел то, что должно было свершиться. В страшных грезах, я лично отнял множество жизней, забирая головы в качестве трофеев. Я снова и снова погибал от руки моего отца. Мои сыновья умирали, убивая своих братьев. Мое имя стало синонимом ужаса. Но самое яркое впечатление оставил сон, где мою планету пронзило копье из чистого света, расколов ее и сокрушив в пыль".
Некоторые отрывочные сведения говорят о том, что в период своего взросления, Кёрз начал настоящую войну с обширной преступной структурой общества Нострамо. Началась эта война, видимо, когда Кёрз стал свидетелем какого-то злодеяния, совершенного преступниками. С этого момента он начал уничтожать всех, кто осмеливался преступить закон.
Война началась с исчезновения нескольких особо важных личностей коррумпированного общества города. Остальные теперь были настороже. Но в течение очень долгого и очень жаркого лета этого же года, те, кто возмущались громче всех, тоже таинственно исчезли. После этого жители уже не решались открыто выражать свое мнение. День за днем продолжали находить тела преступников, разорванные или выпотрошенные, как рыба на рынке. Убийца так и оставался неизвестным. Трупы высших коррумпированных чинов вскоре тоже были найдены, вывешенными вниз головой из окон высоких строений. Тела были обезглавлены, а долгое воздействие ядовитого воздуха Нострамо страшно изуродовало их. Большая часть трупов, найденных этим летом трудно было опознать, так потрудились над ними падальщики и ядовитая атмосфера. Части тел заполнили сточные канавы, а нищие и дети бедняков быстро освободили трупы от драгоценностей, остававшихся на них. Кёрз, судя по всему, совершенно не сомневался в справедливости своих действий, открыто выступив на войну с преступающими закон, которые, по его мнению, были злодеями.
Так, всего за один единственный год, преступность в Нострамо исчезла. Общество видоизменялось, и изменения эти волной прокатились по всей планете. Был введен комендантский час, и никто не осмеливался выйти на улицу даже вечером. Полуночные улицы, ранее бурлившие жизнью, превратились в молчаливые, будто кладбищенские, проходы. Матери пугали непослушных детей таинственным Ночным Призраком. Вскоре этим именем называли его все жители планеты, независимо от возраста. По городу ходили слухи, один страшнее другого, о темной твари, что бродила по улицам и туннелям города, разрывая своими ужасными когтями заблудших путников. Жители тряслись от страха, боясь, что любое неосторожное слово о Призраке может привлечь его к ним в дом. Нострамо постепенно начинал поклоняться таинственному Ночному Призраку.

Темный Повелитель

Вскоре, Конраду Кёрзу пришло видение о том, как спасти его планету от гибели. Преступность исчезла, не осталось ни одного убийцы… за исключением его самого. Больше никогда народ этой планеты не будет опасаться быть ограбленным или убитым во сне противоборствующим кланом; теперь они боялись только его. Он принял бремя злодея на свои плечи и понял, что нести его не доставляет ему особого труда. Успехи вдохновляли его, и вскоре даже он сам стал считать себя Ночным Призраком. Ниже представлена цитата из последних "Анналов" Геретикуса, знатного человека, который позднее примкнул к Примарху.
"Он ожидал нашего появления. В Нострамо осталось в живых только несколько дворян, и когда мы увидели его, сидящим во тьме, мы поняли, что он похож… (фрагмент утерян). Его размеры заставляли казаться богатый трон, на котором он восседал, крошечным, таким сильным было ощущение его присутствия. Я с трудом смог вздохнуть, когда он… (фрагмент утерян), его мертвенно-бледные впалые черты лица появились на свет, источаемый иллюминационными полосами. Тогда я понял, что он готов прыгнуть на нас в любой момент, однако пошевелиться я не мог.
Однако, похоже, мы были ему нужны. Мы должны были стать его глашатаями, инструментом, с помощью которого он смог бы управлять жителями Нострамо. И тут он поведал нам свой закон: любой, кто не подчинится ему, должен быть убит, но не нами, не исполнителями. Он хотел сам находить непокорных, чтобы их смерть становилась для остальных примером. Было что-то в его голосе, из-за чего мне хотелось бежать от него, бежать сломя голову. Но, несмотря на это, нам ничего иного не оставалось, как подчиниться его воле".
Так Ночной Призрак стал первым монархом Нострамо Пять, поглощая все возможные знания со страстью, граничащей с помешательством. Ночной Призрак правил с большим рвением и усердием, получая информацию о любой несправедливости, сделанной в городе, и лично уничтожая провинившихся, выслеживая их по пустынным улицам, пока жертва в ужасе не отдавалась на смерть его когтям. После убийства Призрак обезображивал жертву, но не до такой степени, чтобы ее совершенно нельзя было узнать. Такое странное установление справедливости и скрытая жестокость к жертвам в корне реформировало общество, создав новое государство, где властвовали эффективность и справедливость, хотя и несколько в извращенной форме. Экспорт адамантия в соседние миры утроился. Общество продолжало существовать в ужасающей форме гармонии, где равномерно распределялись богатства, и так же равномерно распространялся страх. Никто не осмеливался иметь больше, чем его сосед, и под властью Ночного Призрака город стал процветать, а население - увеличиваться. Когда же Нострамо Пять стал самым развитым городом планеты, остальные ее жители предпочли присоединиться к Ночному Призраку, нежели каждый день бояться, что он появится у их дверей.
Имперские историки утверждают, что когда Великий Крестовый Поход достиг планеты Нострамо, Ночной Призрак подчинил себе Нострамо Пять и все окружающие города. Ниже представлен отрывок личных записей астропата Токая, сделанных на Имперской боевой барже "Божественный Меч", которая вошла в пределы системы Нострамо. Вскоре после этого шестнадцать Имперских ученых были замучены насмерть, когда выказали интерес к этой проблеме, находясь на поверхности планеты.
"Мне кажется, я понял, почему Императорский корабль изменил свой курс из-за этого невзрачного мира, прежде чем проконсультироваться с картами Малой Арканы. Карты показали богатство, процветание и стабильность. В углах треугольника оказались Луна, Мученик и Монстр. В ногах у Императора лежал перевернутый Король. Как ни странно, изображение Надежды также было перевернуто, а ужасная карта Смерти, которая итак появляется не так часто, находилась на самом верху. Но курс уже был установлен, и мне ничего не оставалось, как подчиниться Императору, ведающему больше, чем я".
Одно из самых знаменательных событий в истории Нострамо было так называемое Пришествие Света. Приход Императора на Нострамо оставил в сознании жителей настолько неизгладимый след, что весь их мир полностью изменился. И хотя прибытие Императора дало простым жителям надежду, оно также принесло с собой ужасное проклятье.
Когда вечно темное небо осветилось вспышками приземляющегося флота Императора, все население Пятого, преодолев страх, выбралось на поверхность. Они стояли на улицах города, возможно, первый раз в жизни, подняв к небу свои лица. И в этот миг, в их мир пришел свет. Темнота рассеивалась с каждой минутой. Взрослые люди стояли, раскрыв рты, словно дети, щуря глаза от разгорающегося света, который они не могли постичь. Многих охватил страх, другие кричали от радости, а некоторые упали на землю, думая, что пришел конец света и их дни сочтены.
Император Человечества понял, что этот мир будет процветать, как вышло по пророчеству. Люди были чистыми и работящими, работая в молчании, но очень эффективно. Когда планета засыпала, ночные улицы пустели. Они, несомненно, жили в невежестве, не зная о мощи Империума, но их повелитель, который обладал безграничным уважением, создал весьма продуктивное и полезное общество. А кроме того, весьма эффективное. Он смог добиться от народа абсолютного повиновения.
Благодаря работе бесчисленных писцов, слуг и помощников, сопровождавших Императора в его поездке к Нострамо Пять, осталось достаточно много информации о его встрече с Ночным Призраком. Даже некоторые фразы Императора, обращенные к Примарху, выдержали испытание временем и их можно найти в записях.
Даже ядовитый туман рассеялся, как будто Делегация Света, как ее окрестили местные жители, вошли в город Нострамо Пять. Туман рассеялся, будто понимая, что на планету ступил священный Император Человечества. На улицах стояли жители города, и мало кто из них был способен просто стоять при приближении Императора - большинство просто бежали, когда его сияние отразилось от ядовитых луж и отблески пали на их лица. Те же, кто смог выдержать это, и осмеливался взглянуть прямо на Императора, лишались зрения. Сияющий образ бессмертного существа навечно впечатался в их сознание и выжег сетчатку их непривыкших к свету глаз.
Как ни странно, никто из жителей, при приближении Делегации, не издал ни звука. В своих последующих отчетах, капитан Люций Мизандер Ордена Ультрадесанта высказал предположение, что мольба, застывшая в глазах тех, кто осмеливался встретиться с ним взглядом, объяснялась тем, что бедные создания до этого никогда не видели света. Некоторые ученые считали, что такое освобождение от вечной тьмы стало для них ужасным шоком, навсегда изменившим их серые, унылые будни.
В конце длинной улицы, которая вела к безликой башне Ночного Призрака, перед Делегацией выступила огромная фигура Примарха, гладкие волосы которого скрыли его лицо от света приближающейся свиты Императора. Толпы жителей раздались в стороны, пропуская Императора, как мертвые колоски распадаются под летним ветром. Император раскрыл объятия и двинулся к Ночному Призраку.
Но Ночного Призрака внезапно обуяла дрожь. Его руки взметнулись к его лицу, как будто хотели выцарапать себе глаза. Высокий крик сорвался с губ Примарха, когда он упал на колени. Ближайшие его советники были застигнуты врасплох, такого даже они не могли себе вообразить. Затем, Император ступил к Примарху и с благосклонной улыбкой, возложил на его голову свою сияющую длань. Крик Призрака смолк, руки его бессильно повисли вдоль тела, и он затих. Советники Ночного Призрака, опасаясь наихудшего, угрожающе двинулись вперед, не решаясь напасть только потому, что видели силу свиты Императора.
Император обратился к Примарху, и ответ Призрака эхом разнесся по площади. С того момента, он отражается по всем вихрям времени.
" - Успокойся, Конрад Кёрз. Я прибыл, и я собираюсь забрать тебя обратно домой.
- Это не мое имя, Отец. Я - Ночной Призрак, и я прекрасно знаю, ЧТО ты собираешься со мной сделать".

Падение Нострамо

Проблеск надежды, появившийся у жителей Нострамо с момента прибытия Императора, снова исчез, когда Император вместе с их монархом покинул планету. Большинство очень обрадовалось, что Ночного Призрака забрали, и теперь можно спокойно говорить и свободно действовать, не опасаясь священного возмездия за ошибки. Но, несмотря на номинальное присутствие на планете Администратума, общество быстро вернулось к всеобщей и всепоглощающей коррупции.
Даже в некогда пунктуальных отчетах администратора-регента Балтия, оставшегося на Нострамо после того, как делегация Императора покинула Терру, начинала явственно чувствоваться депрессия и разочарование. Ученые правительства склоняются к мнению, что, в конце концов, он покончил жизнь самоубийством.
Кроме того, явление Императора показало народу планеты, что за пределами их мрачной системы существуют множество планет, условия на большей части которых, намного лучше, чем на Нострамо. И на этих планетах есть свет. Но проклятье как раз и заключалось в том, что практически все население понимало, что они никогда не смогут достичь других звезд. Свет Императора уничтожил последний бастион защиты в душах Нострамцев, защищающий их от безумия: невежество.
Ночной Призрак быстро внял учению Империума, хотя и продолжал вести себя очень сдержанно, храня молчание, даже когда его знакомили с братьями-примархами. Под руководством Фулгрима, Примарха Детей Императора, он с легкостью освоил доктрины Космического Десанта, безо всяких усилий выучив их наизусть. Он считал Терру чем-то вроде рая, облик его адаптировался к дневному свету, который отсутствовал на его родной планете. Вскоре Ночной Призрак встал во главе Легиона Повелителей Ночи, его генетических детей.
Когда Великий Крестовый Поход продолжил свое победоносное шествие, Ночной Призрак продемонстрировал превосходное владение военной стратегией, и подчиненный ему Легион быстро приспособился к его способу ведения кампании. И хотя ему практически не было равных на полях сражений, он проявлял поразительную близорукость, когда дело касалось переговоров и решения споров. Для Ночного Призрака единственным методом решения проблемы было использование силы, других способов он просто не знал. Эта тенденция быстро распространилась по высшим эшелонам Повелителей Ночи, которые приняли ее безоговорочно. И там, где достаточно было просто нанести аккуратный удар небольшими силами, Ночной Призрак действовал всеми доступными силами, атакуя в лоб. В некоторых случаях, Примарх даже записывал на пленку самые впечатляющие моменты своих побед, а потом демонстрировал их жителям Империума, чтобы те могли в полной мере осознать, что может ждать того, кто будет нарушать законы Империума. Вскоре такое предварительное запугивание стало основой военной тактики Ночного Призрака и его воинов.
За первые несколько лет правления Примарха Повелителей Ночи, его Легион полностью уничтожал все еретические проявления, попадающиеся на пути, вычищая их с рвением Охотников на Ведьм. Ночной Призрак превратил своих сыновей в эффективную, лишенную чувства юмора, армию, убийство у которой стало второй натурой, и которая достигала целей любой ценой. В писаниях сказано, что в начале своей карьеры в качестве военного командира, Ночной Призрак повел своих воинов против храма, который был посвящен некоему божеству сельского хозяйства, уничтожив и храм, и все близлежащие поселения.
Свидетельством применения грубой и жестокой силы Легиона может служить вирусная бомбардировка Повелителями Ночи целой планеты, и единственного ее континента в том числе, только потому, что на этой планете был замечен культ Слаанеш, расположенный на удаленном острове. Ночной Призрак даже придумал для доспехов своего Легиона изображения, символизирующие страх и смерть, что еще более усилило ужасную репутацию его армии. На доспехах десантников появились крылатые черепа, маски смерти, кричащие лица и другие пугающие изображения. Некоторые Повелители Ночи даже прикрепляли к своим доспехам головы убитых врагов.
Тактика оказалась очень эффективной. Вскоре Повелители Ночи стали известны по всей галактике, и там где они появлялись, планеты в ужасе платили любые грабительские налоги, преступность падала до нуля, а страдающие уродствами люди уничтожались, таков был страх населения перед угрозой чистки, которую могли предпринять Повелители Ночи.
Со временем, когда численность космических десантников уменьшилось в связи с потерями, Ночной Призрак приказал набрать новых рекрутов на своем родном мире, Нострамо. Он знал, что население его планеты подчинится ему беспрекословно, и будет сражаться за Империум так же, как если бы сражалось за него самого. Но Ночной Призрак не подозревал, что за время его отсутствия Нострамо оказался ввергнут в ужасающую коррупцию, и преступления там достигли того же уровня, на каком они находились до пришествия Примарха. На планете остались только самые прожженные и беспощадные преступники, у которых абсолютно отсутствовала совесть. Именно такие люди и пополнили ряды Легиона. Из этих черноглазых, бледнокожих рекрутов получались отличные Повелители Ночи. Количество случаев, когда Легион целиком уничтожал мирное население целых планет, увеличивалось с каждым годом.
И хотя сын Императора был ответственен только перед лицом самого Повелителя Человечества, стиль Ночного Призрака вызывал у его братьев-примархов все больше подозрений. Шрамы, полученные Призраком на Нострамо, продолжали ранить его душу. И, несмотря на то, что он проводил достаточно времени со своими братьями, он держал себя холодно и старался как можно реже разговаривать с ними. Его продолжали мучить видения, где он видел свою смерть, и гибель Повелителей Ночи, которые сражались в бесконечных войнах с другими Легионами Космического Десанта. Но, несмотря на участие со стороны его братьев, Призрак не выказывал даже намеков на свою темную сущность. Это чувство постоянной скрытности и сознательной изоляции выросло в паранойю, и разрыв между Ночным Призраком и остальными братьями становился все больше и больше.
Мысль о еретических мировоззрениях Ночного Призрака слишком долго казалась нелепой - слишком уж значительное уважение они испытывали к Примарху Фулгриму. Потом стало слишком поздно. Собственные взгляды Фулгрима позволяли ему принимать двойственность логики Ночного Призрака, хотя он и понимал, что огромные ресурсы, использующиеся Повелителями Ночи для каждой зачистки, можно было бы более эффективно использовать в какой-нибудь другой операции. Считается, что когда однажды Фулгрим помог ему во время очередного припадка, Ночной Призрак почувствовал, что он может поделиться с ним своими знаниями и видениями. Он поведал Фулгриму о своих страхах, о том, что его убьет собственный отец, что его дети будут сражаться друг с другом, а не с врагами, и что свет Императора падет на Нострамо и уничтожит его навсегда.
Фулгрим в свою очередь, поведал его историю Рогалу Дорну, который был несказанно возмущен подобным пренебрежением к справедливому имени Императора. Вследствие этого началась противостояние между Рогалом Дорном и Ночным Призраком, которое, по отрывочным сведениям, оставшимся с тех времен, чуть было не привело к открытому столкновению. Ниже представлена выдержка из отчета Лорда-Принцепса Икабода Летрая о банкете в честь установления мира в Системе Шеро в 7232826.M29. Чтобы данный документ сохранился в целости, его содержали в емкости с маслами. Он относится к одним из самых защищаемых текстов всех архивов Священной Библиотеки.
"...На каменном полу, хватая воздух ртом, лежал Рогал Дорн. Его одежда была покрыта кровью, на теле зияли открытые раны. А на теле огромного воина сидела, похожая на белую горгулью, фигура Ночного Призрака, бледного, как ночь, и тело его было покрыто каплями пота. Он тоже тяжело дышал, и спутанные волосы его упали на адски черные глаза, когда он повернулся к нам. Он плакал, но в то же время угрожающий рык срывался с его губ; черты его лица были искажены в равной степени, как ненавистью, так и чувством вины".
Что последовало за этим, в точности неизвестно, но на созванном впоследствии совещании Примархов несомненно встал вопрос о том, что Ночного Призрака следует выслать на его планету. Информация о решении, которое было принято, также отсутствует, но не подлежит сомнению, что эти события стали последней каплей и повлияли на неотвратимую цепь событий, приведшую Империум к трагическим событиям.
Когда совет Примархов вышел из зала, где они проводили заседание, оказалось, что Ночной Призрак исчез, а воины Почетной Стражи, сопровождавшие его, перебиты. Все коридоры, стены и даже потолки комнат, где он находился и которые вели к его покоям, были залиты кровью, а пол завален осколками переломанных костей. Пока Примархи приходили в себя, Ночной Призрак поднялся на борт одного из кораблей своего Легиона и был таков. Прежде чем они смогли поднять звено космических кораблей и броситься в погоню, он уже нырнул в варп.
Несмотря на сверхъестественные способности Примархов и их умение предугадывать, множество кораблей, преследующих Ночного Призрака в тот день потерялись в варпе. Путешествия через варп могут занять часы или месяцы, так что некоторые просто слишком долго пробирались по подпространству. Но одно можно сказать абсолютно точно - несмотря на преследование Призрака, братья нашли его, когда было уже слишком поздно.
Корабли Повелителей Ночи встали на орбите Нострамо, ощетинившись сотнями пушек, отражающих тусклый свет умирающего солнца. Когда с планеты стартовали последние корабли, все пушки и орудия огромнейшего флота открыли огонь по планете.
Луч за лучом присоединялись друг к другу, сконцентрировавшись в одной, самой слабой точке адамантиевого щита планеты, скорее всего именно там, куда некогда приземлился Призрак. Корабельные лазеры и пушки Повелителей Ночи, как и в видениях Призрака, пронзили планетное ядро ослепительно ярким копьем чистой энергии, ужасный взрыв сотряс темную планету, разломив ее пополам.

Ересь Хоруса

В тот момент, когда Ночной Призрак решился на столь ужасное действие, как уничтожение собственной планеты, Хаос нашел свою дорожку в его душу. В это время, его сознание пребывало в смятении, он не знал, что делать, а его флот оставлял за собой след из множества уничтоженных планет. Репутация некоторых из миров была кристально чистой, так что становилось непонятно, почему он устраивает на них чистку. Имперские корабли шли следом за флотом Повелителей Ночи, сообщая о происходящем прямо на Землю, Императору.
Зверства, совершаемые Повелителями Ночи во имя Императора, вызывали у него отвращение. Приземление Повелителей Ночи на мирных планетах сопровождалось богохульными действиями и ужасающими по своей жестокости убийствами. Флот Призрака постоянно двигался по галактике, не желая входить в прямые столкновения с кораблями Империума. Стремление Легиона к небольшому садизму и пыткам постепенно сменилось стремлением нанести максимальный психологический урон. Воины в темных доспехах начали долгую кампанию, основанную на сковывающем сознание ужасе. Они превратились в настоящих знатоков боли и отчаянья, подчас целыми неделями мучая жителей какой-нибудь планеты постоянным страхом и психологически довлея над их сознаниями; как демоны, питаясь их страхом. Повелители Ночи вторгались только тогда, когда жители планеты превращались в беспомощную, дрожащую толпу, которая вполне осознавала, что сейчас на их планете начнется Ад. Повелители, как пиявки, питались их замешательством и ужасом.
Больше Ночной Призрак не воевал за Императора, провозгласив его лицемером, который не желает осознать, что его собственные действия ничем не отличаются от действий Призрака. Теперь Примарх сражался во имя смерти и страха, используя весь арсенал, который имел в распоряжении. В это же время начал меняться физический облик Ночного Призрака, его подбородок уменьшился, его мускулатура стала похожей на мускулатуру зверя, а на его заскорузлых руках выросли огромные когти.
Напуганный ужасающими деяниями своих детей, Император был завален протестами и требованиями призвать Ночного Призрака к ответу, пускай и силой всех Легионов. Но хотя указ об этом и был подписан, и медленная, но сильная рука Имперского закона начала тянуться к Ночному Призраку, произошло то, чего никто не ждал - началась Ересь. Хорус, первый из избранных Императора, предал его и поднял против него несколько Легионов Космического Десанта, которых обратил к Хаосу. Сущая правда о предательстве стала известна Императору только после событий на Исстване V, и миссия по возвращению Ночного Призрака и суде над ним, была отложена, на время пока Империум раздирала гражданская война.
Ночной Призрак немедленно стал под знамена Хоруса, после чего стало ясно, что Повелители Ночи действительно являются еретиками. С удаленной базы на планете Цагуайса, расположенной в Восточном Рукаве, Повелители Ночи начали кампанию всеобщего геноцида и абсолютного зла, в сравнении с которой, их предыдущие походы были просто детскими забавами. Они так и не признали власть ни одной из потенциальных сил Хаоса, считая поклонявшихся какому-то одному богу, заслуживающими только презрения. Примарх Повелителей Ночи основывал свою веру только на страхе, и, в конце концов, стал тем, чего больше всего боялся. Вскоре его некогда благородный Легион превратился в сборище убийц-садистов и бандитов, уничтожающих любое проявление неповиновения своему Примарху. Вместо того чтобы служить Хаосу, Повелители Ночи использовали свои умения, чтобы продолжить свою бесчеловечную работу. Галактика содрогалась от ужаса, вспоминая ужасный Легион, и медленно, но верно, Повелители Ночи, оставляя за собой кровавый след, подошли к Терре.
Даже после того, как Ересь Хоруса номинально завершилась, когда Избранный Хаоса был побежден на останках своей боевой баржи, Повелители Ночи продолжали сражаться со своей обычной молчаливой яростью. Они продолжали набеги на Империум, и выступали в постоянные тщательно спланированные походы, основанные на мощи страха, убийств и истребления. В стиле их боя все еще чувствовалась управляющая рука Ночного Призрака, но теперь его приказы несколько изменились. Если раньше они были четко и хладнокровно просчитаны, теперь Повелители Ночи атаковали несмотря ни на какие преграды, их тактика превратилась в тактику самоубийц-фанатиков. Вполне возможно, что Ночной Призрак прекрасно знал о плане Императора подослать к нему ассасинов храма Каллидус. Почти половина убийц этого храма была послана на поиски Ночного Призрака. Император надеялся, что смерть Примарха превратит Повелителей Ночи в бесконтрольные банды.
Последние слова Ночного Призрака являются самой большой тайной всей Имперской истории. Считается, что в огромный дворец Ночного Призрака, созданный по легенде из еще живых тел, удалось проникнуть только ассасину по имени М-Шен. Она была очень удивлена, когда увидела, что кроме немногочисленных стражей и последователей, дворец был практически пуст. Видеоотчет, снятый М-Шен с помощью камеры, вмонтированной в один из ее браслетов, который до сих пор хранится в самом почитаемом из всех храмов Каллидус, хранит запись о последнем столкновении между Примархом и ангелом возмездия. Эти событии описаны здесь: "Он сидел в обширной тени, на троне, сделанном из черепов его врагов. К его ногам вел ковер из кричащих лиц. Это был Ночной Призрак. Он буквально излучал безумие и ненависть, осязаемые даже через видео-лог. М-Шен остановилась, когда падший Примарх поднял свою голову, ее лицо отразилось в его невозмутимых, похожих на два черных озера, глазах. Пауза тянулась долго. Затем, голосом, полным презрения и боли, Ночной Призрак сказал:
- Я знал, что ты придешь, Убийца. Я знал о том, что ты идешь, даже тогда, когда твой корабль только входил в Восточный Рукав. Хочешь спросить, почему же я тебя не убил? Потому что твоя миссия и то, что ты собираешься сделать, подтверждают слова, сказанные мною давным-давно, и теперь я не сомневаюсь в правильности своих деяний. Тех, кто ошибался, я просто уничтожал, точно так же, как твой фальшивый Император теперь уничтожает меня. Смерть ничто, когда знаешь, что оказался прав".
Затем изображение на видео-логе трясется, когда М-Шен подходит к трону, а на последних кадрах видны черные, пристально глядящие глаза, наполненные безумием и тонкогубая усмешка Примарха.

Родной мир

Нострамо представляла собой темную, унылую планету, скрытую непроницаемым облачным покровом, состоящим из пыли и загрязнений. В обитаемых районах планеты, располагалось пять основных городов, от Нострамо Один до Нострамо Пять. Каждый город обладал прекрасно функционирующей индустриальной системой. Благодаря синхронизации обращения Нострамо и Тенеборна, его спутника, луна постоянно располагается между Нострамо и умирающим солнцем планеты. Таким образом, на планете даже в разгар лета, царила постоянная бесконечная ночь. Физиологически, жители ничем не отличались от обычных людей Сегментум Солар, что давало еще один аргумент в пользу теории о Ратифицированной Сходной Генетической Эволюции, разве что за исключением того факта, что радужной оболочки у глаз нострамцев не было, и видимая часть глаза состояла исключительно из зрачка. Кожа имела очень бледный оттенок, и среди населения достаточно часто встречались альбиносы.
Геология Нострамо представляла собой весьма интересную структуру, так как земная кора планеты целиком состояла из адамантия. Такие важные месторождения предопределили дальнейшую весьма прибыльную торговлю городов Нострамо с близлежащими мирами, хотя они, конечно, не могли знать, что эти миры продавали адамантий другим планетам Империума по гораздо более высокой цене. Практически вся земная кора планеты состояла из адамантия, и считалось, что у планеты было газообразное ядро, которое и взорвалось во время ее уничтожения.
После того, как Повелители Ночи потеряли своего Примарха, они стали одними из множества космодесантников Хаоса, дислоцирующихся в Глазе Ужаса. Скорее всего, они нашли какой-нибудь темный демонический мир, который бы подходил им более всего, хотя это всего лишь гипотеза. Судя по всему, Империум сможет справиться с Повелителями Ночи только в том случае, если использует большую часть своих ресурсов именно на уничтожение этой угрозы.

Боевая доктрина

Повелители Ночи беспрекословно приняли образ действия своего Примарха, распространяя в рядах противника страх и растерянность перед атакой. Обычно космодесантники Хаоса Ордена Повелителей Ночи первым делом отключают все центры связи планеты, пуская в эфир только ужасающие сообщения и крики уничтожаемых жертв. Повелители Ночи очень редко вступают в бой с обычными силами обороны планеты - чаще всего они высаживаются, когда защитники слабы и напуганы. Отчеты о битвах с Повелителями Ночи свидетельствуют о том, что они никогда не сдают своих позиций, а также полностью лишены чувства жалости. Несчастные, которые решают сдаться им в плен, получат от них только длительные пытки и смерть в мучительной агонии.
Легион Повелителей Ночи действует не в соответствии с каким-то крестовым походом, нет определенных заповедей веры, выполняя которые, воины сеют смерть и отчаяние по мирам, мимо которых проходят. Они не подчиняются законам боевого кредо, все концепции чести, которые существовали в их рядах давным-давно, теперь исчезли благодаря постоянным вливаниям в ряды Легиона бесчестных бандитов.
Повелители Ночи являются мастерами скрытного передвижения, и способны быстро и бесшумно проникнуть за порядки противника, нападая с тыла. Похоже, что это умение распространяется на весь Легион, и помогает им во время охоты на беззащитных жителей планеты, во время последующей фазы вторжения, когда они в пароксизме террора загоняют в ловушки и убивают все население планеты. Даже до своего перехода на сторону Хаоса, Повелители Ночи украшали свои доспехи изображениями смерти, так как знали, что страх - более эффективное оружие, нежели цепной меч или болтер. Что же касается Чемпионов Повелителей Ночи, они полностью вписываются в картину охоты за всегда уступающими им в умениях защитниками, так как вооружены поистине могущественным арсеналом оружия.

Зачистка мира Грендель

В году 2353843.M34. Имперский фрегат "Рука Милосердия" засек остаточный сигнал, идущий от небольшого изолированного мира в Туманности Изобаци в Восточном Рукаве галактики, обращающегося вокруг яркой звезды. Когда на планете высадился экипаж "Милосердия", все ее жители были мертвы. Нанесенные на их исковерканные тела символы принадлежали Повелителям Ночи. После полного изучения обстановки, экипаж отправил подробный отчет об этом инциденте, и роте скаутов Ордена Мортифакторов было приказано выяснить все подробности. Из их отчетов стало ясно, каким именно образом Повелители Ночи захватывают непокорные миры.
Первоначально, Повелители Ночи изучают планету с орбиты. При этом они находят точное месторасположение всех центров связи данного мира, которые становятся первыми целями нападения. Вскоре по этим центрам наносятся массированные удары, и высаживается десант.
автор: shaile
обновлено: 2011-02-08 13:47:29
рейтинг:
 
4.6 (оценок: 10)
оцените:
1
2
3
4
5
10
просмотров: 7122




Комментарии
Mr Glad 2011-02-08 14:22:44
Супер +10
Кто скажет "многабукаф", тот школоло :-D



Maks993 2011-02-08 16:15:01
чё за дискриминация?))
хаоса 2 части, а остальных одну?!!
:)



shaile 2011-02-08 17:57:53
про космодесант будет больше



SmallPrettyDerpy 2011-02-08 16:24:34
капец букав многооооооооооо читать не буду но за вархамер 5



BlackTemplaer 2011-02-08 19:54:50
сам ты шкалота
просто тут намешано очень много, и последовательности нет
можно было найти более подробну и сжатую информацию, а вообще сейчас очень много кних переведенно на русский.
И играем в настольную игру гораздо интереснее чем на компе.



ЗЛOДИЯКА 2011-02-09 10:58:51
ну-ну, я бы не сказал так, хоть я и не пробовал играть в настольную, но знаю, что на компе ваха - великолепная вещь



BlackTemplaer 2011-02-09 14:22:52
Советую сначала поиграть в настолку ибо понятно откуда она пошла.
А на компе быстро приедается, а именно после прохождение компании.



1
Почему существует понятие «пятничный юмор»? Почему не бывает «понедельничного юмора» или «юмора по четвергам»? Все очень просто. Глупо веселиться в понедельник – начало трудовой недели, столько всего нужно успеть сделать, на работе все сослуживцы злые и невыспавшиеся. Четверг, вообще рыбный день. Чего же здесь смешного? Зато в пятницу наступает оно – время юмора, шуток, приколов, анекдотов, розыгрышей. За пять дней вы честно отработали свою трудовую «повинность», впереди два дня отдыха, можно немного расслабиться в предвкушении грядущих выходных. Имеете полное право дружно поржать и похихикать со своими сослуживцами над любым персонажем: приколоться над разносчиком пиццы, например, или над одним из своих сотрудников, секретаршей начальника, самим начальником и т.д. Пятница юмор имеет особый, Ничего общего с ядом и злобой, Грубым бывает, ниже пояса порой, Но зато, блин, на убой! Интернет сообщество – эта великая сила креативных собратьев, которая прекрасно «сечёт фишку». Она (эта сила) придумала для пятницы демотиваторы особого содержания. Демотиваторы о самой пятнице и для пятницы: с юмором, с шутками, со стихами, с курьезными картинками, с аниме и кадрами из популярных фильмов. Это очень острое блюдо, оно зачастую приправлено перчиком. В нем очень часто используется нецензурная лексика и некоторые участки тела, которые не принято демонстрировать в другие дни недели. Оригинальны и уморительны для пятницы фото приколы – часто фотожабы, но иногда удачные снимки конфузов людей, животных, насекомых и т.п. Невероятные, смешные ситуации, которые иногда происходят вокруг нас, запечатлены на фото, ко многим добавлена искрометная подпись, и теперь каждый может получить заряд позитива при просмотре. Приколы про пятницу популярны в офисной среде, где повседневная работа часто скучна и однообразна. Но в конце каждой недели наступает волшебная пятница и все меняется! Изредка, если начальства нет на месте, некоторые позволяют себе даже по бутылочке пива. Главное – не попасться на глаза начальству. Трудно сдержаться от громкого смеха, Юмор по пятницам продолжает цвести, Наполняются блоги, и в соцсетях потеха, От девок голосистых глаз не отвести! Наш сайт, где собраны и постоянно обновляются юмористические картинки, флешки, демотиваторы, видео приколы, постарается сделать каждую вашу пятницу яркой, незабываемой и веселой, значит, самой крутой!

   
ВВЕРХ
ЖАБА