логин (e-mail)
пароль
   
регистрация | забыли пароль?


Рейтинг авторов






Rambler's Top100




Искать на Жабе:




Прикольные истории (6989)

Всякое случается в нашей жизни, бывает и такое...

Добавь сюда! Анекдот, Flash игру, прикольную историю, смешную картинку, да малоли, что еще!



Боги Хаоса:
Warhummer 40.000 (Хаос) Часть 1
Легионы:
Нургл:
Кхорн - Кровавый бог, один из четырех богов Хаоса. Он - бог злобы и разрушения, воинственный бог Хаоса, чей гнев простирается вне места и времени. Его медный трон стоит на горе черепов его последователей, павших в сражении, и тех, кто был убит ими. Всякий раз, когда Чемпион Кхорна гибнет в бою, его череп занимает свое место в груде, которая постепенно растет, отражая успех его последователей; но сколь высокой бы она ни стала - никогда не насытится Кровавый бог смертью и насилием. Кхорн - сила Хаоса, чья черта - бессмысленное и абсолютное насилие, уничтожение всего в пределах досягаемости, будь то враг или друг. Он ловец душ, что ведет армии Хаоса в бой. Его рог звучит в глубинах Глаза Ужаса, побуждая последователей на поиски новых жертв. Кхорн наблюдает дикие разрушения, совершаемые воинами под его знаменами, и сама материя варпа сотрясается от его дикого рева гнева и удовлетворения. Кхорн - бог воителей, его демоны и смертные чемпионы - лучшие в своем деле. Кхорн - благородный воин, уважающий силу и смелость, и не получает никакого удовольствия от уничтожения слабых и недостойных его гнева. Считается, что удача улыбнется любому смелому воину, посвятившему свою жизнь служению во имя Кровавого бога. Так же, говорят, что демоны Кхорна будут преследовать любого воина, который предаст его, убив беззащитного человека, или будет слишком хладнокровен в своем деле. Кхорна часто описывают как крепкого гуманоида в сотни футов ростом, сидящего на медном троне, покрытом необычной резьбой, который, в свою очередь, стоит на горе окровавленных черепов. Бог одет в странные для человека латы, украшенные многочисленными узорами - преимущественно черепами. На голове его - огромный крылатый шлем, который является частью звериного, злобного лица, выглядывающего из под него. Символ Кхорна - череп, олицетворение смерти. Он часто изображается как руна X-образной формы, с перекладиной внизу. Его последователи предпочитают красный, черный и медный цвета в своей одежде и броне, цвета крови, смерти и брони самого Кхорна, соответственно. Число Кхорна - восемь, и это отразилось в организации армий его последователей. Кхорн почитается и Космическим Десантом Хаоса, и зверолюдьми. У него нет храмов как таковых, ибо единственный обряд поклонения ему совершается на поле боя. Более того, его последователи считают, что длительное время вне битвы, затраченное на постройку храма, лучше провести в бою, дабы не оскорблять Кровавого бога. Каждая жизнь, оборванная последователем Кхорна увеличивает его могущество. Кхорн благосклонно относится к тем кто забирает жизнь у своих друзей и союзников, и чем больше насилия и смерти принесло существо, тем больше оно подходит как жертвоприношение. Последователи Кхорна не имеют друзей и длительных отношений с кем либо - все равно рано или поздно они превратятся в жертвоприношения Кровавому богу. Иногда один последователь может принести в жертву жизнь другого. В течение непродолжительного времени последователи Кхорна могут иметь союзников, но они всегда помнят, что любое разумное существо боится и ненавидит их, и посему стараются избавиться от них при любом удобном случае.
Кхорн.
Природа происхождения варп-пространства остается одной из самых темных тайн галактики. Даже для техномагов Адептус Механикус Марса, варп представляет собой одновременно неистощимый источник силы и огромную опасность для человечества. Черная Библиотека эльдар содержит описание тайн демонической энергии, но она скрываема слугами Великого Арлекина. Возможно, что простой смертный не в состоянии постичь тайны космоса. Какова бы не была правда, варп - прибежище ужасов, в том числе и для орков и для генокрадов. Это дом Темных богов Хаоса и их орд демонов, это владение самого Хаоса: грубого и мощного, его темная энергия вызывает самые смертельные кошмары, которые только способен представить себе человек. Если бы варп-пространство было полностью изолировано от материальной вселенной, то оно не представляло бы никакой опасности. Но, существует масса проходов между мирами материи и силы, как больших, так и малых, но представляющих не меньшую опасность. Наибольшие врата в потусторонний мир - область космоса, известная как Глаз Ужаса, где переплетаются две вселенные. В центре Глаза Ужаса все представляет собой абсолютный Хаос, где нашли себе приют всевозможные существа, плавающие в волнах энергии ненависти и сумасшествия. На границах этой области материальная вселенная постоянно подвергается вторжению со стороны тварей варпа. Сами по себе демоны способны принимать физический облик, питаясь энергией варпа. Существуют дьявольские миры демонов, созданные повелителями демонов, самыми могущественными из них, не считая самих богов Хаоса. Смертный, попавший сюда, живет вечно, питаясь энергией варпа. Влияние варпа расходится волнами по вселенной, усиливая или ослабляя свое воздействие на миры. Демоны могут физически существовать лишь короткий промежуток времени, из-за неспособности варпа поддерживать их в таком состоянии слишком долго. Эти миры - пристанище смертных последователей Хаоса, армий Предателей, расползающихся по вселенной подобно чуме. Самые известные из них - Легионы Космического Десанта Хаоса. Мозг каждого смертного существа может стать вратами для демонов, через которые он способен проникнуть в материальную вселенную, посеяв семена сомнения и честолюбия в свою жертву. Такие мысли способны извратить человека, направив его мысли на благо собственной силы и прибыли. По всему Империуму разбросаны секты, посвященные богам Хаоса. Это наиболее известные формы ереси и ужасающих предательств человечества. Ересь расползается по вселенной подобно болезни, жертвы сомнений становятся новыми проповедниками ереси, совращая невинных обещаниями легкой власти. Секты Хаоса сеют в обществе семена разброда и бесчинства, проникают в высшие эшелоны власти и разрушают их изнутри. Целые миры впали в анархию. Псайкеры вышли из-под контроля, вызвав всплеск психической энергии, разрушающий ткань мироздания. Неподконтрольный всплеск человеческой активности способен призвать в мир сонмы демонов, которые могут извратить мир или превратить его во врата вторжения сил Хаоса. Любое подозрение Инквизиции в ереси способно призвать Экстерминатус планеты. Армии Хаоса разнообразны, но в основном их можно разделить на три типа. Самыми опасными являются демоны сами по себе. Их бесчисленное множество, разных видов, принимающих различный облик. Но поскольку все они подчиняются своим божествам, богам Хаоса, то они сходны по своему внешнему виду со своими покровителями. Самые могущественные из всех богов: Кхорн - Кровавый бог, повелитель битв и хозяин могучих воинов; Нургл - Властелин Разложения, разносчик чумы и физического разрушения; Тзинч - Повелитель Перемен, Изменяющий Пути; Слаанеш - Властитель Удовольствий, удовлетворяющий самые потаенные желания. Эти четыре бога борются за влияние на человечество, а их слуги-демоны изыскивают лазейки в мыслях слабых и беспечных. В мире множество демонов, но последователи этих четырех божеств наиболее могущественны. К счастью для человечества, демоны могут существовать лишь там, где материальная вселенная начала меняться, поскольку демонам для выживания необходимо присутствие варпа, и чем мощнее демон, тем больше ему нужно энергии для существования. Демоны - самые опасные создания Хаоса, но их появление во вселенной - явление довольно редкое, мгновенно привлекающее к себе внимание Инквизиции. Наиболее реальная опасность - вторжения Легионов Космического Десанта Хаоса. Десять тысяч лет назад во время войн Ереси Хоруса половина Орденов Космического Десанта восстала против Императора и перешла на сторону сил Хаоса. Ведомые Хорусом, Легионы Хаоса практически полностью захватили галактику, и лишь самопожертвование Императора спасло человечество от гибели. Сам Император с тех пор прикован к Золотому Трону. После поражения Хоруса, оставшиеся в живых космодесантники Хаоса нашли прибежище в области известной как Глаз Ужаса. Здесь они основали собственные миры, став повелителями демонических планет с благословения богов Хаоса. С тех пор они ведут бесконечные войны против Империума. На их планетах время остановилось, поэтому те же десантники, воевавшие десять тысяч лет назад против самого Императора, воюют теперь против Империума. Для них будущее, настоящее и прошлое слилось в единое сражение. Постоянная опасность вторжения космодесантников Хаоса - одно из самых ужасающих бедствий, которым может подвергнуться какой-нибудь мир, но существует и масса других, менее различимых, но столь же опасных. На каждой планете, в каждом городе, есть те, кто ради собственной власти готов на все. Эти мысли достигают Хаоса. В Империуме есть тысячи, миллионы сект Хаоса, набирающих силу и расширяющих свое влияние. Повсюду встречаются друг с другом призывающие демонов последователи Темных богов. Эти глупцы из-за своих амбиций способны разрушить целую планету в поиске легких путей к могуществу.
Дети Императора
Легион Гвардии Смерти, ужасающие Чумные Десантники Нургла, давно завоевали репутацию неумолимой и ужасной угрозы Империуму Человечества. Но так было не всегда. Десять тысяч лет назад, Гвардия Смерти была одним из двадцати Легионов Космического Десанта, задачей которых являлась защита человечества под предводительством Императора и внушающего страх Примарха, Мортариона.
Происхождение
Когда двадцать Примархов Императора были рассеяны по галактике, один из них, как повествуют Стигийские Свитки, попал на мрачный и угрюмый мир, и упал прямо посреди поля сражения, на котором мертвые тела лежали на многие лиги вокруг. Эта планета называлась Барбарус, постоянно покрытая удушающим туманом, на горных вершинах которой правили повелители, имеющие фантастические силы и ужасающие аппетиты, в то время как поселения людей ютились в низинах, где атмосфера была не столь ядовита. Люди Барбаруса жили бесцветной жизнью крестьян, неустанно работая днем, под блеклым солнцем, которое практически никогда не пробивалось через туман и, дрожа по ночам, в страхе ожидая того, что может снизойти из тьмы свыше.
Величайший из повелителей стоял в триумфе на поле боя, наслаждаясь своей победой, до тех пор, пока тишина не была разорвана детским криком. Легенды гласят, что лорд шел по морю человеческих тел день и ночь, в своем скрипящем боевом доспехе, привлеченный криком ребенка. В первый момент он хотел прервать жизнь младенца, но простой человек не мог выжить в ядовитых высотах Барбаруса, не говоря уже о ребенке, который не просто выжил, а еще и кричал. Несколько долгих мгновений он смотрел на существо, которое выглядело как человек, но, несомненно, было чем-то большим; затем подобрал ребенка и унес его с места резни. Несмотря на все свои могучие темные силы, лорд не имел того, что обещало ему обладание этим ребенком - сына и наследника. Рожденному в смерти, на поле смерти, лорд дал сироте имя Мортарион: Дитя Смерти.
Лорд испытывал пределы возможностей своего воспитанника. Он точно определил, насколько высоко в ядовитом тумане может выжить дитя, и ниже этой линии воздвиг крепость из камня, и облицевал ее черным железом. Свою же крепость он перенес выше, на самую вершину Барбаруса, там, где туман и сам воздух был смертелен даже для сверхчеловека, Примарха. Мортарион рос в окружении странного и мрачного мира, в цитадели из сырого серого камня и чугунных заборов, где сам воздух был смертью, а солнце не более, чем тусклое пятно в небе. Это был мир, в котором многочисленные повелители вели вечную войну, возглавляя армии големов из сшитых вместе тел мертвецов, и существ, способных менять свою форму, которые были скорее чудовищами, нежели людьми. Для того чтобы выжить Мортарион должен был учиться у своего повелителя, он жадно поглощал знания: от боевой доктрины до древних секретов, от создания различных приспособлений до стратегических хитростей. Он рос и взрослел, воспитываемый своим мрачным окружением. И, тем не менее, он оставался Примархом, сыном Императора, стойким к ядовитому туману гор, несмотря на отсутствие солнца, и должного пропитания. Мортарион обладал острым как бритва умом, который рождал вопросы, на которые не желал отвечать его повелитель.
Все чаще и чаще его вопросы кружились вокруг странных существ, которые жили в долинах ниже ядовитого тумана, и на которых лорды охотились ради тел для оживления или обреченных на вечные муки жертв. Его господин держал Мортариона как можно дальше от человеческих поселений, настолько, насколько только мог, но сам факт недоступности подкармливал его растущее любопытство. И, наконец, настал день, когда Мортарион более был не в силах стерпеть. Он сбежал из своей темницы через подземелья. И последнее что он слышал, впускаясь вниз с гор, был голос повелителя, единственного отца, которого он знал, который кричал в миазматической тьме с высоких зубчатых стен крепости, отказываясь от Примарха из-за его предательства, и предупреждал, что возвращение Мортариона будет означать смерть.
Спуск с гор был для Мортариона облегчением: в первый раз его легкие наполнялись воздухом свободным от яда. Он ощущал ароматы готовящейся пищи, свежескошенной травы, слышал голоса, не замутненные туманом, и впервые слышал смех. Молодой Примарх понял, что оказался среди своих близких, и что "хрупкая добыча", как называли людей повелители наверху, были его собственным народом. И одновременно с этим пониманием пришел гнев. Он твердо решил принести обитателям низин справедливость, которую столь долго отнимали у них темные силы обитающие наверху.
Принятие Мортариона среди людей низин не было простым. Несмотря на то, что он видел в них собратьев, для них он немногим отличался от чудовищ наверху. Возвышающийся над ними всеми, бледный и мрачный, с пустыми, белесыми глазами, он был похож на все те страхи, что сходили к селянам по ночам. Он видел, что внушает ужас почти всем. Они рассматривали его с подозрением и опасением. Это больно ранило молодого Примарха, но он принял это, используя свою огромную силу для работ на полях по сбору скудн
ого урожая, уверенный в том, что возможность показать себя еще появится. И когда спустились сумерки, он был готов.
Из темноты пришли волочащиеся твари. Младший из лордов пришел в поселение, ведя своих рабов, которые с тихой, безжалостной силой собирали и уносили все что могли, для темных целей своего повелителя. Крестьяне сражались как могли, факелами и сельскохозяйственными инструментами, переделанными в неказистое оружие. Они осознавали всю бесплодность своих усилий, и знали, чем все это закончится. И тогда среди них встал Мортарион с огромной двуручной косой, использовавшейся для сбора урожая. Он врезался в ряды врагов со всей рожденной гневом силой и многих уничтожил, заставив остальных бежать за пределы деревни. Лорд улыбался, смотря на то, как к нему приближается Мортарион, и отступил в ядовитые гущи тумана, куда, как он знал, мятежные люди не смогут за ним последовать. Он все еще улыбался, когда Мортарион настиг его в ядовитых парах, и востребовал мести за "хрупкую добычу" внизу. С тех пор место Мортариона среди жителей низин никогда не подвергалось сомнению.
Когда Мортарион стал старше, он научил людей Барбаруса всему, что он знал о войне. Слово о его деяниях быстро распространялось, и многие приходили к нему учиться. Медленно, но неотвратимо, деревни становились укрепленными цитаделями, а деревенские жители действенными защитниками. В конце концов, Мортарион стал путешествовать по землям своего народа, обучая, тренируя, а при необходимости и защищая поселенцев. Но окончательная победа всегда ускользала из рук Мортариона: темные силы в любой момент могли отступить под неприступную защиту ядовитых туманов. Его люди могли вести лишь оборонительную войну, и такое положение следовало изменить.
Мортарион выбрал самых сильных, живучих и стойких жителей Барбаруса, и сформировал из них небольшие подразделения, которые обучал сам, преподавая уроки не только защиты, но и нападения. Кузнецы, по его заказу, ковали не только оружие, но и специальные доспехи, которые он вместе с лучшими ремесленниками разработал, чтобы они помогли выжить в ядовитом тумане не только Мортариону, но и его последователям.
Монография инквизитора Мендикофа, Катафракт Смерти (Кольчуга Смерти), рассказывает о ныне всем известном результате всех этих приготовлений. Когда один из повелителей в очередной раз спустился с гор, он был отброшен силами жителей деревни, и когда начал отступать в ядовитые вершины Барбаруса, Мортарион и его свита воинов, оснащенная примитивными фильтрующими шлангами и дыхательными устройствами, последовали за ним. Впервые на памяти живых добыча принесла смерть в само царство смерти, уничтожив повелителя и вырезав всю его армию. Мортарион непрерывно работал над усовершенствованием аппаратов дыхания, и его армия, теперь известная как Гвардия Смерти, проводила кампании все выше и выше в горах, встречаясь со все более ядовитым мором. Постоянный контакт с высокими дозами токсинов придавал Гвардии Смерти все больший иммунитет к ядам Барбаруса, и в этом они стали походить на своего создателя и чемпиона.
Только самые высокие и ядовитые вершины были недоступны для Мортариона и его гвардейцев, и после нескольких месяцев непрерывной войны в ядовитых глубинах, только один лорд остался в живых, тот, которого Мортарион прекрасно знал. Концентрация ядов на вершине этого повелителя была столь велика, что была смертельна даже для Мортариона, и он вместе со своими гвардейцами отступил. Но по возвращении, он обнаружил, что мир снова вышел из-под его контроля.
Вернувшись вместе со своими собратьями-воинами, Мортарион обнаружил, что деревня полна жизнью, как никогда ранее. У всех на устах было прибытие чужака, обладающего огромным могуществом, который обещал спасение. Настроение Примарха омрачилось. Всю свою жизнь он шел к этой победе, и теперь прибытие чужака, с неизвестными намерениями, который мог украсть у него его победу и его триумф, ему совершенно не нравилось.
Рассказчики повествуют о том, что когда Мортарион распахнул дверь в главный зал поселения, он увидел сидящего за банкетным столом, чужака, который был во всем противоположен ему. Там где он был бледен и мрачен, чужак был цветущим, его кожа имела бронзовый цвет, а тело его было примером совершенства. Люди приветствовали Мортариона с большим энтузиазмом. Несмотря на те изменения, которые претерпел Мортарион под действием ядов Барбаруса, то родство, которое было между ним и чужаком, было заметно всем. Он приветствовал чужака с плохо скрытой враждебностью, которая быстро переросла в откровенную ярость, когда он узнал о его намерениях. Старейшины говорили ему о том, что чужак предлагает место в расширяющемся звездном братстве человечества, и избавление от угрозы с вершин. Мортарион почувствовал, что момент его величайшего триумфа ускользает он него. Сжимая рукоятку своей двуручной боевой косы так, что побелели костяшки пальцев, он заявил что ему и его Гвардии Смерти не нужна помощь, чтобы закончить их поиски правосудия.
Говорится о том, что чужак спокойно бросил вызов утверждению молодого Примарха, указав на то, что он и его гвардейцы уже один раз не смогли достичь вершины, и затем бросил перчатку. Если Мортарион сможет победить оставшегося повелителя в одиночку, то чужак пообещал покинуть Барбарус и предоставить его своей судьбе. Если же он потерпит поражение, то Мортарион должен будет присоединиться к Империуму Человечества и дать клятву вечной верности ему.
Несмотря на протесты гвардейцев, Мортарион сказал, что он в одиночку уничтожит последнего повелителя, которого он ранее называл отцом. Если он и знал о том, что не сможет выжить на самой вершине Барбаруса, то не показал и виду. Он неумолимо карабкался вверх, движимый желанием сойтись лицом к лицу со своим бывшим господином, и призвать правосудие на голову лорда. Но несомненно, главной причиной такого упрямства было желание доказать чужаку свою правоту и показать свою силу.
Поединок, который должен быть случится, был беспощадно короток. Мортарион, задыхающийся от ядовитого газа, ибо его дыхательные механизмы начали гнить в ядовитой атмосфере, шатаясь, подошел к вратам цитадели, и вызвал повелителя на бой. Последнее что он видел, перед тем как впасть в беспамятство, это фигуру Повелителя Барбаруса, который шел к нему, чтобы исполненить обещание, данное Мортариону при его бегстве. И тогда чужак встал между ними, не страшась ядовитого тумана, и поверг повелителя одним ударом сияющего меча.
Мортарион сдержал свою клятву. Когда он пришел в себя, он опустился на одно колено и принес чужаку вечную клятву верности, за себя и свою Гвардию Смерти. Только тогда чужак явил свое истинное лицо Императора Человечества и истинного отца Мортариона и поведал о службе, которую он потребует от юного Примарха: командование Четырнадцатым Легионом Адептус Астартес.
"Либрам Примарис", "Книга Примархов", повествует о том, как Мортарион и его личная Гвардия Смерти принесли свойственную им неуемность, безжалостность и стойкость в Легион, появившийся из его геносемени и принявший название его личной свиты. Сила Легиона была познана всеми в Империуме сразу после того, как Мортарион занял свое место во его главе, но он никогда не мыслил свое места в Империуме за пределами поля боя. Мортарион был мрачным Примархом, который был зациклен на уничтожении всех угнетателей галактики. Дружелюбность других Примархов была чужда ему. "Теневой Журнал" Балерофона, библиария Темных Ангелов, рассказывает о том, что только в двух собратьях-примархах нашел он родственные души: в Ночном Призраке, устрашающем Примархе Повелителей Ночи, и в Хорусе, Главнокомандующем Империума и правой руке Императора. Хорус более всех других ценил Гвардию Смерти. Он часто располагал гвардейцев в центре боевой линии Имперских войск, рассчитывая, и не без основания, на то, что силы врага разобьются о непоколебимую стену Гвардии, и их можно будет добить ударом с флангов. Вместе с Лунными Волками Хоруса и Повелителями Ночи Ночного Призрака, гвардейцы составляли беспощадно эффективную комбинацию.
В харизматическом Главнокомандующем Мортарион нашел наставника, который, казалось, понимал его цели и методы. Столь близкими были отношения Мортариона, что сразу два Примарха, Робаут Жиллиман, Примарх Ультрадесанта, и Коракс, Примарх Гвардии Ворона, пришли к Императору со своим сомнениями в лояльности Мортариона Императору. Его история об обретении верности Императору через собственную неудачу была широко известна, и те, кто знал Мортариона догадывались, что это гложет его. Император ответил тогда, что не имеет причин сомневаться в своем сыне, и верность Хорусу фактически означает верность Императору.
В этом смысле Император не мог ошибаться более...
Предательство
На дикой планете Давин, главнокомандующий Хорус и его Легион, теперь именуемый Сынами Хоруса, попал под власть Хаоса. Прежде чем он покинул планету, он полностью отринул свою верность Императору, а также перетянул некоторых Примархов и боевых братьев половины Имперских Легионов к силам Хаоса. Транскрипты Совета Харона, который расследовал обстоятельства Ереси Хоруса, говорят о том, что в отличие от других Легионов, Хорусу не потребовалось подвергать Гвардию Смерти ритуальной одержимости, для того чтобы склонить их к предательству. Хорус пообещал им, что старый порядок падает, и на его месте воцарится новый, справедливый закон сильного. Мортарион обратился против Империума, так же как он обращался против Лордов Барбаруса, и присоединился к мятежу, который мог привести к полному краху Империума Человечества, известному как Ересь Хоруса. Он еще не знал, какую цену ему придется заплатить за свое предательство.
Хорус был прекрасным стратегом и знал, что сердцем Империума является Терра, и с самого начала восстания именно она была его конечной целью. В большой спешке он собрал большие силы и ринулся, желая атаковать и захватить сердце самой Терры, Императорский Дворец. Мортарион с самого начала был полон решимости находиться рядом с Хорусом в этой битве, и вместе с войсками мятежного Главнокомандующего он отправился через варп прямо в пасть самому худшему своему кошмару.
Флот Гвардии Смерти оказался запертым в самом центре огромного варп-шторма, и навигаторы флота не могли ни вывести корабли за его пределы, ни вывести корабли обратно в реальное пространство. Флот беспомощно дрейфовал в Имматериуме, когда пришел Разрушитель.
Для Мортариона и его Гвардии Смерти не было кошмара хуже, чем чума, которая сделала их легендарную стойкость бесполезной. Это были воины, которых человечество посылало завоевывать миры, на которых, ни один обычный человек не мог даже просто существовать, не говоря уже о том, чтобы сражаться и побеждать. Мор, инфекции, токсины и заражение: не было такого окружения, которое Мортарион и его гвардейцы не могли преодолеть, до того как чума не пришла на корабли их флота. Она поселилась в их телах, разлагая и раздувая их когда-то сверхчеловеческие тела, превращая их в чудовищные, отвратительные гротески. Она делала их отвратительным и больными изнутри, и каждый взгляд на самих себя только ухудшал положение и настроение. И, тем не менее, они не могли умереть, их стойкость стала их худшим врагом. И то, что переживал Легион, было лишь бледным подобием того, что перенес сам Мортарион. Для него это стало возвращением на Барбарус, без спасительного беспамятства, в которое можно было бы сбежать, или без Императора, который мог бы его спасти.
Что он чувствовал в эти ужасные часы, как он переживал потерю всего, за что он сражался до этого, и как он осознавал всю тяжесть проклятия, которое он возложил на свой Легион, известно только самому Мортариону. Не в силах более переносить эту муку, Мортарион воззвал к самому Имматериуму, предложив свой Легион и саму свою душу в обмен на избавление. И сущность Имматериума ответила на его призыв, словно, ожидала его все это время. Из глубин варпа пришел ответ от Великого бога Хаоса, Нургла, Властелина Разложения и Отца Болезней, который принял Легион как своих верных слуг и Мортариона как первого среди них.
Флот Гвардии Смерти, который вышел из варпа в конце путешествия к Земле, мало напоминал тот флот, который вошел в него. Сияющие бело-серые доспехи Имперских Чемпионов потрескались и частично разрушились, не в силах сдерживать полусгнившие тела десантников Нургла, наполненные разложением и болезнями. Их оружие и военные машины теперь наполнились болезненным колдовством Хаоса, многочисленные демоны роились вокруг их танков и пушек, покрытых слизью и гноем. Само имя Легиона, Гвардия Смерти, отошло на второй план, оно более не отражало того ужаса, который шествовал по мирам Империума. Для своих врагов, для своих союзников, и даже для самих себя, Гвардейцы Смерти стали Чумными Десантниками.
В конце концов, Хорус пал, и его силы потерпели поражение, рассеялись по космосу и, в конечном счете, скрылись в гнойной ране, известной как Глаз Ужаса. Мортарион и его Чумные Десантники также отступили, но они не бежали в беспорядке, как многие другие Легионы.
Даже в проклятии Гвардия Смерти сохранила свою стойкость, и отступила в Глаз Ужаса в полном боевом порядке. Силы лояльных Легионов и подразделения Имперской Гвардии не раз и не два разбивались о них, в тщетных попытках уничтожить Предателей.
Внутри Глаза, Мортарион объявил одну из планет своей собственностью, и с тех пор она получила назавие Чумная Планета. Ее местоположение в ткани реального пространства идеально подходило для налетов на миры Империума. Мортарион так изменил планету, и так защищал ее со своими Чумными Десантниками, что Нургл Нечистый произвел Мортариона в демоны, и дал ему то, что Хорус дать ему не смог - свой собственный мир. Мортарион стал правителем мира ужаса, яда и отчаяния. Мортарион вернулся домой.
Капитан Гарро, Герой Гвардии Смерти
Когда мятеж Хоруса открылся во всей своей красе, только семнадцать космических десантников из пяти Легионов остались верны Императору. Эти люди захватили Имперский крейсер "Эйзенштейн", и прорвали блокаду Предателей вокруг системы Исствана, чтобы принести Императору весть о предательстве. Их предупреждение могло спасти Империум. Контингентом Гвардейцев Смерти командовал великий брат-капитан Гарро.
Существуют противоречивые сведения относительно судьбы капитана Гарро и его людей. Некоторые утверждают, что во время неразберихи, которая сопровождала атаку Хоруса на Императорский Дворец, никто не знал, что делать с горсткой лояльных десантников, Легионы которых обратились в Предателей. По приказу самого Императора они были помещены под стражу, в ожидании разбирательства, которое, после смерти Императора и его заключения в Золотой Трон, так и не последовало. Гарро и другие Герои Империума никогда не увидели света дня и умерли в заключении. Другие же указывают, что Гарро лично сражался при защите дворца, и увидел, во что превратились его собратья-легионеры. Это повергло его в шок, и после Ереси он остался служить в Главном Апотекариате, где проходят обучение все апотекарии Космического Десанта. Многие годы, а может и века, он искал средство от чумы, которая поразила его собратьев, но так и не нашел до самой своей смерти.
Также существуют сведенья о том, что Гарро и другие лояльные десантники Легионов-Предателей, до сих пор живы и составляют секретное сообщество, которое ставит перед собой цель мешать планам Нургла, Мортариона и Гвардии Смерти. В бою они носят цвета и трепещущие стяги Гвардии Смерти времен предереси и, выполнив свою задачу, исчезают, подобно серым призракам варпа.
Но также есть мнение о том, что Гарро не смог сопротивляться той же самой приманке проклятия, которое пожрало его Примарха. После Ереси, Гарро обратился к Нурглу, и стал Чемпионом Гвардии Смерти. В качестве Повелителя Мух, он по сию пору ведет Чумные флоты из Глаза Ужаса, закованный в переливчатый черный доспех, вооруженный энергетическим когтем подобным огромной скелетовидной руке, сопровождаемый гудением крыльев раздражающих насекомых.
Родной Мир
Барбарус был диким миром, который вращался вокруг тусклого желтого солнца, и его миазматическая атмосфера была наполнена ядовитыми веществами. Самые ядовитые газы поднимаются к самым облакам, превращая поверхность самой планеты в мир долгих ночей, и коротких блеклых дней, без звездного и солнечного света. Для человека атмосфера пригодна для дыхания только в низинах, около болот и в ущельях многочисленных горных пиков, которые охватывают весь мир. Существа, иммунные к ядам высшей атмосферы, строили огромные серые цитадели на самых высоких пиках гор. Когда на планету прибыли люди ужасающие природные условия их нового дома быстро низвели их до предфеодального уровня. Непостижимые силы высших существ, их способность выживать там, где люди не могут даже дышать, и, прежде всего их желание охотиться и экспериментировать над людьми, заставили поселенцев приписывать этим существам средневековую сверхъестественность. Кем были эти темные повелители не известно до сих пор.
После своего возведения в ранг демона, сознательно или нет, Мортарион воссоздал на Чумной Планете прообраз Барбаруса. Жители планеты ютятся в небольших деревеньках на поверхности планеты, обслуживая своих повелителей - Чемпионов Мортариона и других демонических избранников Нургла, проживающих в могучих цитаделях, расположенных в вышине. Смертельно больные существа, которые должны быть мертвыми, и которые, тем не менее, отвергают смерть, бродят по лесам и болотам планеты, и над всеми ними возвышается правитель планеты, Мортарион, восседающий на престоле, на самом высоком пике планеты.
Боевая доктрина
Мортарион был прекрасно образован, но в тоже время имел весьма узкую специализацию. Вопросы культуры, истории и искусства были абсолютно чужды ему, но в делах касающихся смерти, он был, несомненно, одаренным человеком. Он верил в то, что победа достижима через чистую непреклонность и распространил эту этику среди своих Гвардейцев Смерти. Их оружие и доспехи редко имели какие-либо ремесленные улучшения, а также несли на себе мало декоративного орнамента, но, тем не менее, функционировали просто прекрасно. Гвардейцы Смерти не пытались превзойти противника в маневре или ввести его в заблуждение, они просто выбирали наилучшее место для решающей битвы, и сокрушали противника, после того как тот разбивался о боевые порядки Гвардии. Не было никаких условий боя, которые бы внушали Гвардейцам Смерти страх. То, что ремесленники Мортариона не могли компенсировать устройствами и приспособлениями, Гвардия Смерти преодолевала благодаря своей знаменитой стойкости.
Мортарион познавал искусство войны в гористой местности без поддержки боевых машин. После того как он возглавил Легион Космического Десанта, от других Примархов он научился ценить достоинства и выгоду применения боевых машин, но, несмотря на это, отдавал первенство пехоте, которая так и осталась отличительной чертой Гвардии Смерти.
Мортарион предпочитал использовать большие массы пехоты, хорошо вооруженной и подготовленной на индивидуальном уровне. Он требовал от своих солдат умения сражаться в атмосфере любого типа и практически не применял такие изощренные виды войск, как штурмовые отделения с прыжковыми ранцами и боевые мотоциклы. Фактически, Гвардейцы Смерти никогда не имели посвященных штурмовых и тактических отделений; все его космические десантники, как того требовал Мортарион, умели одинаково хорошо пользоваться болтером, болт-пистолетом и оружием ближнего боя, сражаться практически любым оружием. Такая доктрина прекрасно подходила для использования Тактической брони дредноута, и гвардейцы регулярно использовали терминаторов перед Ересью. Гвардия Смерти особенно хорошо зарекомендовала себя в таких рискованных миссиях как зачистка космических скитальцев, и Чумные Десантники закрепили этот успех, используя скитальцы для распространения болезней, чумы и культа Нургла по всему Империуму. Боевая доктрина, которую они прекрасно использовали еще при жизни, теперь прекрасно подходит Чумным Десантникам Нургла.
Организация
Изначально Мортарион являлся пехотинцем, и с самого своего основания доктрина Гвардии Смерти строилась на пехоте, и на необходимости вооружить и оснастить каждого пехотинца как можно лучше. Повиновение распространялось через каждый разряд: сержанты подчинялись капитанам, а те в свою очередь самому Мортариону. Если о каком-либо Легионе можно сказать, что он был единым целым, то это Гвардия Смерти. В результате Гвардейцы Смерти всегда имели небольшое количество рот. За всю свою историю они никогда не имели более семи рот одновременно. Но при этом каждая рота была больше чем у всех остальных Легионов, наполненная отрядами пехоты, и имеющая свои собственные отделения терминаторов.
С тех пор как Мортарион попал под влияние демонов, его командная рука ослабла, и со временем Легион разделился на несколько отдельных подразделений. Чаще всего воины Гвардии Смерти сражаются в пешем порядке или, в лучшем случае, сопровождаются безумными чумными дредноутами. Ничтожное количество танков и других транспортных средств Легиона все еще функционирует, хотя их ремонт и обслуживание не считаются важными для Чумных Десантников, которые посвятили себя богу Гниения и Разложения. Но некоторые такие машины продолжают служить на поле боя, они населены демоническими сущностями или ордами Нурглингов, роями других мелких тварей Нургла. Армии Чумных Десантников нередко были замечены организованные в семь отделений по семь десантников в каждом. Это является не только далеким отголоском организации древнего Легиона в далеком прошлом, но также число "семь" считается священными числом сил повелителя Гвардии Смерти, и они верят, что, используя в войсковой организации это число, они находятся под покровительством своего демонического повелителя, Нургла, и тем самым обретают колдовскую силу. Вне зависимости от того приносит ли "Правило Семи" внимание и магическое благословение их божественного патрона воинам Гвардии Смерти, манера, в которой сражаются Чумные Десантники, все еще хранит отпечаток руки Примарха, который создал их, а затем привел к проклятию. Демонпринц Мортарион остается повелителем Гвардии Смерти, даже после их падения и дирижирует их действиями со своего чумного трона.
Верования
Верования Гвардейцев Смерти отражают верования самого Мортариона, которые зародились одним, а закончились своей полной противоположностью. Глубокая уверенность в том, что индивидуум должен быть свободен от любого принуждения и ужаса, превратилась в убеждение, что индивидуум не может самостоятельно решать то, что для него хорошо. Вера во внутреннюю силу, железную волю и непоколебимую решимость перед лицом трудностей привела к высокомерию, гордости и полному пренебрежению ко всем другим.
Когда Гниение Нургла обрушилось на гвардейцев, их гордость и высокомерие явились миру, и их презрение к слабости обратилось против них самих. Капитуляция перед Нурглом оставила им только один выход - в жгучей самоненависти: заражать сильных, убивать слабых и подвергать разложению все, что встречается на пути, пока это не разрушится. Их падение больше не будет казаться столь постыдным, если мор Нечистого Повелителя полностью изведет всех.
Геносемя
Космические десантники Гвардии Смерти всегда были отражением внешности мрачного, темноглазого Примарха, которая, тем не менее, отражала стойкость и твердость. Инфекция разложила их не только морально, но и физически. Чумные Десантники раздуты, их тела покрыты гниющими ранами, бубонами и язвами, из трещин в их доспехах изливается слизь и гной. Нургл редко сопровождает этот отталкивающий аспект еще и мутациями так свободно как другие силы Хаоса (такие капризные изменения являются по большей части во власти его антитезы - Тзинча), который любит гротескные мутации и трансформации, но нередко кандидаты Гвардии Смерти награждаются щупальцами, фасеточными глазами насекомых или другими отталкивающими формами.
Боевой клич
Гвардейцы Смерти никогда не имели боевого клича. Как Чумные Десантники являются воплощением вирулентной эпидемии, опустошающей болезни, безмолвной смерти и неумолимости разложения. Они - мор и оспа, голод и упадок, инфекция и рак, и все подобные вещи, которые наиболее ужасающи, когда они являются без единого слова или предупреждения.
Гвардия Смерти
"Альфа Легион был двадцатым и последним, созданным во время Первого Основания. Под пристальным взором нашего Примарха, Альфария, со времен Великого Крестового Похода наш Легион стал знаменит своей дисциплиной и организованностью. Поскольку мы были самым молодым Легионом, мы все время старались затмить наших товарищей по оружию, ведь нам все время приходилось доказывать свою значимость среди других, более старых Легионов. В качестве символа нашего Легиона мы взяли изображение Гидры. Это многоголовое, драконоподобное создание из древних мифов служит напоминанием всем боевым братьям Альфа Легиона о нашем вечном единении тела и духа. На поле боя точность и скоординированность наших действий были и являются еще одним символом нашего Легиона, наши атаки держат противника под непрерывным непрекращающимся давлением до тех пор, пока мы не находим слабую точку в его обороне, чтобы обрушиться на нее всей нашей мощью! Когда великий Хорус заключил свой союз с Хаосом, воинская честь Альфа Легиона призвала нас следовать за нашим вождем. Главнокомандующий был величайшим воином, он командовал огромными армиями и флотами, он всегда был на самых сложных и опасных участках Императорских войн. По сравнению с ним находившийся вдали от нас Император Терры выглядел слабой и трусливой личностью. Главнокомандующий был лидером, достойным нашего уважения, а Император мог всего лишь эксплуатировать завоевания Хоруса, подавляя освобожденное человечество своими жесточайшими ограничениями, законами и правилами. С радостью и воодушевлением Альфа Легион сражался с лояльными космическими десантниками на планете Исстван V и во всех последующих кампаниях. Все противники, с которыми мы сталкивались, признавали нашу великолепную боевую подготовку и нашу железную стойкость. Сражавшиеся под знаком гидры боевые братья наносили беспощадные удары и поражения лоялистам на Талларне, Яранте и в десятках других битв на самых разных мирах. Мы двигались по Сегментум Ультима подобно гигантской волне, оставляющей на своем пути только хаос и разрушения. Во время наступления Хоруса к Земле по приказу Главнокомандующего, Альфа Легион действовал самостоятельно, ведя войну с имперцами по всей галактике. Даже после падения Хоруса, Альфа Легион продолжил скрытую войну против Империума. Небольшие подразделения воинов основывали тайные базы в астероидных полях, на заброшенных космических станциях, в безжизненных звездных системах, рассеянных по всей галактике, пока основная часть Легиона организованно отступала в Глаз Ужаса. Наши диверсионные группы совершали внезапные вылазки с этих секретных баз, нападая на ошеломленных сторонников псевдоимперии. Саботаж на базах, атаки кораблей, террор в поселениях и уничтожение малых внешних постов - все это проводилось со смертоносной точностью и эффективностью. Кроме того, мы всегда старались поддерживать различные Культы Хаоса на населенных мирах Империума. Альфа Легион координирует и направляет активность культистов во всех секторах, организовывая массовое сопротивление против Имперского правления. Для помощи и поддержки освободительным движениям часто используются внезапные рейды космодесантников Хаоса или проводятся крупномасштабные вторжения из Глаза Ужаса. Из-за нашего постоянного участия в распространении демонических культов, создания зерен свободомыслия в яростном огне постоянно возникающих восстаний, действия Альфа Легиона всегда находятся под особым вниманием Имперской Инквизиции, но это только доказывает верность выбранного нами пути! И сейчас, в 41-ом тысячелетии, мы продолжаем сражаться против тирании Империума и фальшивого Императора. Мы бьемся за права и свободу для всех рас, за свободомыслие, за то, чтобы равенство и справедливость торжествовали по всей галактике. Трудящиеся, угнетенные люди и все, кто живет под невыносимым ярмом Империума, присоединяйтесь к нам в нашем новом Крестовом Походе за Свободу!" Происхождение После Ереси Хоруса, тысячи записей, архивов и библиотек оказались уничтожены, чтобы истребить любое упоминание, не говоря уж о прямых свидетельствах, о существовании Предателей. Минуло десять тысяч лет, и теперь многие миллиарды Имперских граждан вообще не подозревают о том, что некогда было восстание. Однако несколько томов сохранилось, оставшись у членов верховного правительства или у еретиков, преданность которых до сих пор остается под вопросом. Именно из этих книг историки и инквизиторы смогли добыть крохи знания о древних временах. Однако отделить правду непросто, так как большая часть подобных свидетельств являются копиями с копий или даже просто фальсификациями, полными лжи. Что касается Альфа Легиона, подлинные факты наиболее трудно обнаружить, так как еще во времена своего создания Легион был окутан секретностью высшей степени. Так, например, в отличие от большинства Легионов Первого Основания Адептус Астартес, местонахождение родной планеты Альфа Легиона неизвестно. Каков был смысл скрывать эту информацию неизвестно, однако, инквизитору Крэйвину из Ордо Маллеус удалось раздобыть древний журнал, где, как он уверен, описывается первая встреча с Примархом Легиона. Сам Крэйвин оценивает вероятность подлинности этого документа в 62,6%, однако отказывается передать его в руки иных инквизиторов для независимой экспертизы. В соответствии с выводами Крэйвина, почти в конце Великого Крестового Похода, передовой патрульный крейсер Легиона Лунных Волков в поисках потерянных человеческих колоний, вошел в неизвестную систему. Продвигаясь вглубь системы, он был атакован множеством небольших космических кораблей самых разных типов, в основном принадлежащих к тому классу истребителей, экипаж которых состоял из одного или двух людей. Несмотря на то, что корабли были достаточно примитивными и, похоже, имели различное происхождение, атака оказалась превосходно скоординированной. Дюжины кораблей окружили "Громовых Ястребов" Легиона Лунных Волков, а другие в это время вступили в перестрелку с защитными туррельными орудиями огромного крейсера. Впрочем, пулеметы истребителей мало что могли сделать броне звездолетов, и атака захлебнулась. Крейсер Лунных Волков начал палить в ответ, легко показав ничтожным нападавшим, силу и мощь Адептус Астартес, после чего пустился за истребителями в погоню. И только после того, как начались взрывы, офицеры на мостике поняли, что их заманили на минное поле. Крейсер начал маневр по выходу из опасной зоны, активировав еще две мины, которые настолько серьезно повредили двигатели, что крейсер был вынужден остановиться, чтобы произвести надлежащий ремонт. Орда истребителей снова пошла в атаку, заставив "Громовые Ястребы" отойти под прикрытие орудий крейсера. Через два дня, следуя сигналу "СОС" крейсера, в систему прибыли оставшиеся корабли флота Лунных Волков. Примарх Легиона, Хорус, немедленно телепортировался на борт терпящего бедствие корабля, злой от того, что его войска не смогли справиться со столь незначительным противником. Он обнаружил на мостике крейсера чрезвычайное оживление, так как противнику каким-то непонятным способом удалось пробраться на борт. Вторгшиеся разбежались по бесконечным коридорам и обслуживающим палубам корабля, и, похоже, сходились к главному мостику, чтобы захватить управление крейсером. Хорус принялся ждать их. Когда на мостик ворвались пять человек, прежде, чем они успели хоть что-то сделать, он застрелил четверых из них. Потом он навел оружие на пятого и выстрелил. Впрочем, пятый чем-то отличался от остальных. Ростом он был на фут выше, чем космические десантники Лунных Волков, его глаза были зеленого цвета, а обликом он весьма походил на самого Хоруса. Даже на таком коротком расстоянии, ему удалось как-то извернуться и избежать выстрела, и пуля, вместо того, чтобы раскроить ему череп, только слегка чиркнула по виску, а потом взорвалась в переборке за его спиной. Когда человек снова рванулся вперед, второй выстрел пробил его плечо, но даже это его не остановило. Гвардейцы и офицеры мостика тоже принялись стрелять в него. Однако, сотрясаясь от многочисленных попаданий, человек все равно прорвался к Примарху Лунных Волков и бросился на него. Затем, когда его руки уже протянулись к горлу Примарха, человек внезапно замер и встретился взглядом с Хорусом. Долгое время оба смотрели в глаза друг другу, а потом Хорус громко рассмеялся. Он нашел последнего из Примархов. Новоприбывший назвался Альфарием, и сообщил, что он уже многие годы путешествует по этой области космоса. Однако на вопросы о том, с какой планеты он происходит, он не отвечал. В этом секторе было множество планет, уже вернувшихся под власть Империума, но Альфарий утверждал, что его родина где-то в другом месте. Конгломерат планет, которым он управлял, убедили присоединиться к Империуму, обойдясь при этом малой кровью. Ранения, полученные Альфарием, быстро излечивались, однако, вместо того, чтобы немедленно послать его на Терру к Императору, Хорус оставил Альфария на несколько месяцев у себя. На Хоруса произвела огромное впечатление организованная Альфарием атака на его крейсер, который новоявленный Примарх захватил в ловушку, высадился на нем и прорвался к мостику. Поэтому Хорус решил назначить своего нового брата тактическим командующим всех будущих операций. Альфария тоже впечатлил Хорус, особенно его огромная воинская власть, а также потрясающий инстинкт по поводу того, когда эту власть использовать, а когда - нет. Наконец, Альфарий отправился в центр продолжающего расширяться Империума, где он встретился с Императором. Как обычно в таких случаях, событие было обставлено с надлежащей помпой и радостью, однако, в соответствии с записями Терры, Примарх и Император провели вместе немного времени. Альфарий немедленно был отправлен к своему Легиону, так как у Императора было множество неотложных дел. Альфа Легион, как был назван Легион Альфария, был последним из созданных Легионов Адептус Астартес. Предугадав появление последнего из Примархов, Император всего за несколько десятилетий до этого начал формирование этого Легиона. Новые космические десантники оказались высокими и сильными, очень похожими на самих Примархов, а кроме того обладали гибким умом. Альфарий возглавил свою армию, созданную по его образу и подобию, и двинулся к внешним границам Империума, чтобы причаститься к славе старших Легионов. Его первая кампания была превосходно спланирована и достигла высоких результатов, после чего Альфарий не уставал совершенствовать свои умения. Основной своей тактикой он выбрал постоянные и массированные удары по противнику со всех сторон. Он настаивал на том, что в современных сражениях необходимо учитывать множество факторов, и никогда не рассчитывать в битве на один козырь, будь то качества одного из командиров или важная победа. Во время планирования битвы, он всегда придумывал несколько запасных планов, в особенности с использованием фланговых войск и отрядов диверсантов, которые прятались за линиями противника и, выждав нужный момент, атаковали его с тыла. Альфарий подкрепил эту доктрину тем, что всегда искал дополнительные возможности влияния на ход битвы. Он перекупал наемников, поддерживая в рядах противника предателей и изменников, а его сеть шпионов и информаторов была самой развитой и разветвленной. Группы недовольных и повстанцев всячески поддерживались с тем, чтобы в нужный момент выступить против основных сил противника. Ко времени начала настоящих боев, Альфа Легион обладал таким значительным преимуществом, что он даже теоретически был не способен проиграть. Вскоре Легион стал известен, как проводящий самые блистательные кампании, а благодаря предварительной подготовке, Альфарий терял намного меньше войск, чем другие Легионы, которые шли во фронтальное наступление. У большинства Легионов на родных планетах их Примархов располагались штаб и основная база. Они создавали великолепные похожие на соборы крепости, где располагалось правительство планеты, а иногда даже и нескольких близлежащих систем. Но Альфарий считал это излишним. Он основал сразу несколько основных баз, однако, держал их местонахождение в строжайшем секрете ото всех, кто не входил в Легион. Империуму было известно местоположение лишь нескольких небольших аванпостов и торговых баз, однако, даже эта информация была засекречена. Считается, что Альфарий без устали работал над совершенствованием умений своих офицеров, постоянно убеждая их, чтобы они думали сами за себя, и внимательно выслушивая их пожелания. Он ввел специальную программу тренировок, постоянно ставя перед своими войсками сложные задачи, с тем, чтобы даже в гуще боя они могли бы адаптироваться и импровизировать. Существуют даже задокументированные случаи, когда перед каким-либо важным сражением Примарх неожиданно исчезал, чтобы выяснить, смогут ли его войска сражаться и побеждать без его присутствия. Альфарий никогда не искал для себя славы или похвалы, и редко устраивал праздники в честь очередной победы. Он также редко встречался с остальными Примархами, и прошло довольно много времени, пока он смог увидеть их всех. Первым, с кем он встретился, был Робаут Жиллиман, Примарх Ультрадесанта, и встреча эта получилась весьма натянутой. Жиллиман верил в четкую структуру и иерархию, и создал боевую доктрину, которой его Легион неотступно придерживался. Он как раз писал книгу о "правильной" тактике и управлении войсками Космического Десанта, согласно собранных им многочисленных данных, и прямо заявил Альфарию, что его молодой Альфа Легион должен придерживаться этого Кодекса. Однако это было настоящей анафемой для Альфария и его понимания адаптивности во время ведения боевых действий. Между двумя Примархами развернулись горячие дебаты о тактике и идеологии битв. Когда стало ясно, что Альфарий не склонится перед его опытом и превосходством, Жиллиман напомнил, что его Легион выиграл в тысячах сражений, чего молодому Примарху и его воинам никогда не достичь. После этой встречи, Альфарий усилил давление на свой Легион, отыскивая для своих войск все более и более сложные задания. Он знал, что по количеству захваченных планет не сможет сравниться с другими Легионами, которые были основаны намного раньше, однако, он надеялся своими победами доказать право на собственную военную тактику. Жители планеты Тесстра Прим были особенно агрессивно настроены против идеи Имперского правления. Альфарий сознательно отсрочил свою атаку на целую неделю, дав местным войскам окопаться вокруг столицы планеты, и к началу битвы Легиону противостоял почти миллион солдат планетарных сил. Однако эту неделю Альфарий тоже не сидел, сложа руки. Космические десантники высадились так, чтобы атаковать столицу с нескольких направлений, оставив значительные участки оборонительной линии без внимания. С началом битвы, в городе начали рваться бомбы, уничтожив множество мостов и заблокировав основные пути поставок. Командиры, защищающие Тесстру, неожиданно обнаружили, что они не могут должным образом координировать действия своих войск, подвозить припасы или перебрасывать подкрепления из неподвергшихся атакам секторов в те, где бушевало сражение. Разобщенные войска попытались сдержать наступление Альфа Легиона, но, лишенные подкреплений и боеприпасов, терпели поражение. И, естественно, солдаты, которые хотели отступить, обнаружили, что отступать им некуда, так как районы позади них были заблокированы. Тысячи человек заполнили узенькие пути отступления, где были безжалостно расстреляны из болтеров наступавших. Через два дня защитники сподобились передислоцировать войска и контратаковать. Однако среди верховного командования планеты также обнаружились предатели. Контратакующие войска попали в тщательно подготовленную ловушку, и оказались со всех сторон окружены космическими десантниками. Всего за неделю, войска Тесстры потеряли девяносто процентов личного состава, после чего планета сдалась. Когда у Альфария спросили, почему он не ударил по столице всеми силами и не захватил ее прежде, чем туда стянулись все войска планеты, он ответил: "Это было бы слишком просто" (см. Инкв. файл 306621/M.30 (боевая этика). Ересь Хоруса После произошедшего на Тесстре, действия Альфария подверглись резкой критике. Робаут Жиллиман провозгласил это "величайшей тратой времени, усилий и Имперских патронов". Впрочем, внимание Примархов вскоре привлек к себе случай, произошедший с Повелителями Ночи. Тем не менее, Альфарий был в гневе от того, какую негативную реакцию вызвали блистательные действия его Легиона. Только Хорус открыто похвалил Альфа Легион за победу в битве, где противник превосходил их числом сто к одному. Кроме того, Хорус оставался единственным Примархом, с которым Альфарий поддерживал отношения. Уважение Примархов друг к другу еще больше увеличилось, и они согласились обсудить вместе совершенствование тактик друг друга. В начале Ереси, войска Главнокомандующего высадились на Исстван V. Император послал против мятежников не много, ни мало, семь Легионов, третью часть всех сил Адептус Астартес. Первая волна состояла из трех Легионов - Саламандр, Железных Рук и Гвардии Ворона. Во время посадки на планету и закрепления в зоне высадки, они понесли тяжелые потери. Во второй волне шли четыре оставшихся Легиона, одним из которых был таинственный Альфа Легион. Сразу после высадки, эти "лояльные" Легионы вместо того, чтобы ударить по мятежникам, атаковали своих союзников. Преданные своими братьями и окруженные со всех сторон, Легионы лоялистов не имели ни единого шанса выжить. Резню на Исстване пережили только пятеро преданных космических десантников, которым удалось унести с собой геносемя своих падших братьев. Учитывая численность Легионов на то время, погибло около 30,000 космических десантников Императора, в то время как потери мятежников составили едва ли несколько тысяч. Инквизитор Крэйвин считает, что подобная изощренная ловушка была в духе тактики Альфария и что "он и Хорус скорее всего придумали этот блистательный план вместе". Другие независимые ученые пришли к такому же выводу, хотя и не высказывали их столь же восторженно, как вышеупомянутый инквизитор. Неизвестно точно, когда именно Альфарий примкнул к Главнокомандующему. Он проводил намного больше времени с Хорусом, чем с Императором. Возможно, между этими двумя Примархами, с самой первой встречи существовало полное взаимопонимание. Однако считать, что Альфарий слепо последовал за Хорусом, было бы не верно. У него был собственный план. Он получал удовольствие от каждого столкновения с лояльными космическими десантниками, бесконечно оттачивая свои воинские умения. Снова и снова Альфа Легион доказывал, что он ни в чем не уступает другим Легионам. Он начал свою собственную войну, разыскивая значительные силы Космического Десанта, и серьезно попил крови у Белых Шрамов на Талларне, Космических Волков на Яранте и других Легионов на множестве небольших планет. Задолго до того, как войска Главнокомандующего достигли Терры, Альфа Легион разделился на множество небольших армий, продолжая бесконечную войну с войсками Императора. Даже после поражения Хоруса на Терре, Альфа Легион продолжал сражаться, причем его действия абсолютно не согласовывались с действиями других восставших. Сознательно или случайно, они проследовали на галактический восток, где располагался Легион Ультрадесанта. Во время начала Ереси, Ультрадесант располагался в Восточном Рукаве, но немедленно выступил в сектор Солар, горя яростью мщения подлым Предателям и лично Хорусу, который, как они считали, специально отправил их подальше от Терры. Вполне возможно, что Альфарий сознательно искал встречи с Ультрадесантом, а конкретно - с Робаутом Жиллиманом, чтобы доказать превосходство своей тактики. Согласно другой теории, Ультрадесантники сами охотились за Альфа Легионом, чтобы отомстить хоть одному Легиону-Предателю. Как бы там ни было, два Легиона Космического Десанта столкнулись на планете Эскрадор. Перед тем, как прибыть на планету, Альфарий внимательно изучил ее поверхность, так как он знал, что Ультрадесантники не успокоятся, пока не выследят и не уничтожат его воинов. Альфа Легион укрепился на горной гряде одного из полюсов планеты, среди оврагов, ущелий и высокогорных перевалов, которые значительно затрудняли любое передвижение, в особенности для наземной техники. Альфарий был уверен, что тот, кто лучше всех справиться с этой проблемой, путем аккуратного планирования, координирования действий отрядов и воздушных транспортов, а также дислокации тяжелой поддержки, и выиграет бой. С Жиллиманом, конечно, мало кто мог сравниться в умении командовать войсками. Однако весь его опыт, учения и тактика, которую он выработал на протяжении веков, были четко задокументированы, растиражированы и находились в распоряжении всех Легионов, ибо Примарх желал, чтобы все Примархи знали, какой тактике надлежит следовать. Поэтому Альфарий получил преимущество. Он знал, как именно будет действовать Ультрадесант. И он оказался прав - первоначальное размещение армии Жиллимана было осуществлено в точности согласно доктрине, описанной им во множестве документов, и Альфа Легиону было достаточно легко подготовить ловушку. Однако Жиллиман в первую же ночь после высадки повел себя непредсказуемо. Нарушив собственные правила ведения операций, он возглавил значительный отряд своего Легиона и, погрузив его на "Громовые Ястребы", десантные капсулы и телепортеры, передислоцировал его в горы, прямо в центр армии Альфа Легиона. Основной задачей Жиллимана было пробиться к командному центру и уничтожить Альфария. Далее следует личный лог воина ударного отряда Ультрадесанта, возможно являющегося сержантом подразделения. Он был включен позже в диатрибу "Уроки Раздора" инквизитора Крэйвина, хотя другие инквизиторы и представители Ультрадесанта сомневаются в его подлинности. Оригинал документа был обнаружен на поверхности Эскрадора. "(0411.0) Наш ударный отряд, в количестве более трех тысяч космических десантников, не взирая на недостаток тяжелых доспехов и поддержки (из-за быстроты нашего развертывания), вломился в командный центр Предателей, сея ужас и разрушение. У незащищенных броней зданий не было никаких шансов устоять против огненной мощи наших Разрушителей и яростной атаки наших священных дредноутов Ультрадесанта. Мы превосходили врагов числом пять к одному, но вскоре враги начали отбрасывать нас обратно к горам, возможно, старясь оттянуть время, пока подойдут войска поддержки (предположил мой капитан). Однако нас поддерживала мысль, что мы сражаемся с Предателями, мы были полны мщения и начали яростно отбиваться, зная, что условия местности не позволят подкреплениям подойти быстро. С оставшимися силами в пять сотен космических десантников, воины Альфа Легиона заняли позицию в верховьях долины. На склонах горы было полно точек их тяжелого оружия, огонь которого уничтожил множество наших братьев, пока мы пытались пробиться к порядкам врага - однако их орудий было слишком мало, и мы продолжали наступать. Когда мы приблизились к Предателям на расстояние атаки, сам Альфарий возглавил свои войска и повел их в контратаку, соскользнув по осыпающемуся каменному склону и, вместе со своей гвардией, врезавшись в наши порядки. Против Примарха не могли выстоять даже самые сильные космические десантники, и его силовой меч разил одного за другим. Наше наступление захлебнулось, и чтобы поддержать мой отряд мне пришлось продекламировать Песнь Веры. Но потом из пыли битвы выступила фигура, образ которой вселил мужество и надежду в мое сердце. Это был наш великий Повелитель и Примарх Робаут Жиллиман. Он ступил вперед, прямо к Альфарию. Два Примарха с яростью взглянули в глаза друг другу. Они были одного роста, оба были закованы в сияющие доспехи и несли сияющие силовые мечи. Однако в то время как один был благороден, второй был низок, ибо первый был Лоялистом, другой - Предателем. Вся остальная схватка прекратилась, пока воины наблюдали за их схваткой. Долгое время Примархи не двигались, затем неожиданно каждый из них нанес сильный удар. Оба клинка сверкнули в воздухе, и снова застыли. Еще секунду оба великана стояли неподвижно, затем Альфарий рухнул на землю. Как и любой другой космический десантник на поле боя, я радостно закричал. План Жиллимана сработал - само сердце противника оказалось вырванным и отброшенным прочь. Оставшиеся в живых телохранители Примарха бросились в бой, но мы ответили им с неожиданной даже для нас стойкостью, после чего повернулись к остаткам командования Альфа Легиона. Оказавшись со всех сторон окруженными горами, им некуда было бежать от огня наших болтеров. Мы не оставили в живых никого. Тело мертвого Примарха было сожжено на погребальном костре, и лорд Жиллиман позволил нам совершить краткую молитву, прежде чем собраться снова, чтобы завершить уничтожение лишенного командования Легиона врага. Мы были убеждены, что кампания близится к завершению - оправиться от потери Примарха вражеский Легион уже не мог. (Конец сообщения). (0413.4) Оптимизм предыдущей победы развеялся, как дым. После моего последнего сообщения, все мелкие подразделения Альфа Легиона разделились и начали действовать самостоятельно. Похоже, что потеря штаба и даже самого Примарха не оказала на войска противника особого влияния. Более того, глубокое проникновение наших сил и последующее отступление сил противника, сильно растянуло наши коммуникации. Стало ясно, что вместо деморализованного и разобщенного врага, мы столкнулись с прекрасно организованным противником, окружающим нас буквально со всех сторон. (Конец сообщения). (0413.9) В небесах завязалась схватка между нашими "Громовыми Ястребами" и такими же кораблями Альфа Легиона. Конечно, в обоих Легионах, было одинаковое количество "Громовых Ястребов", поэтому воздушная битва обещала быть жестокой, и мало кто из выживших мог бы эвакуироваться воздушным путем. Тем временем, противник совершил несколько быстрых атак на наши ударные подразделения, нанеся достаточно сильный урон, после чего скрылся. Лорд Жиллиман отдал приказ выходить из гор, чтобы соединиться с нашими наземными силами. (Конец сообщения). (0414.9) Засады и ловушки на каждом шагу. Небольшие группы местного населения Эскрадора, путем угроз или подкупа ставшие на сторону врага, совершают обвалы, что сильно задерживает наше продвижение. Сеансы связи с основными силами нашего Легиона стали происходить все реже - наши технодесантники убеждены, что имеют место искусственно созданные помехи. Однако изредка связь удавалось наладить, и мы узнали, что наши наземные войска спешат к горам, нам навстречу. Однако они также подвергались постоянным атакам, в особенности доставалось технике, перевозящей припасы. (Конец сообщения) (0420.) После пяти мрачных дней постоянных сражений, мы увидели, как по склонам ближайшей долины спускаются так знакомые нам фигуры в синей броне братьев Ультрадесантников. Однако, приблизившись на расстояние огня, наши "спасители" дали залп. Подлецы из Альфа Легиона переоделись в доспехи наших собственных цветов, и застали нас врасплох. Существует ли предел, ниже которого эти мерзкие еретики не смогут уже опуститься? И таким сильным было бесчестье, которого достигли эти воины, некогда бывшие нашими братьями, что мы застыли в шоке. Еще больший отряд десантников Альфа Легиона атаковал нас с тыла. Окруженные справа и слева горами, мы приготовились сражаться, ибо отходить нам было некуда. Теперь нам приходилось биться за наши собственные жизни. Потери были огромны, и, все это могло бы превратиться в настоящую резню, если бы не прибыло настоящее подкрепление. Их оказалось не намного больше, чем воинов противника, но объединенными силами нам удалось пробиться через порядки врага и воссоединиться со своими братьями. (Конец сообщения). В последующие несколько недель Жиллиман попытался осуществить несколько атак, целью которых была попытка перехватить инициативу, однако Альфа Легион , как будто всегда знал, куда будет направлен следующий удар и, либо отступал из этого района, либо организовывал засаду. В конце концов, Ультрадесантники эвакуировались с планеты, и использовали свои корабли, чтобы бомбардировать поверхность с орбиты. Жиллиман провозгласил, что ему нет смысла сражаться в честном бою со столь бесчестным противником, и что ему как можно быстрее нужно попасть на Терру. Однако трудно оспорить тот факт, что Ультрадесантники, несмотря на уничтожение Альфария, потерпели от Альфа Легиона поражение. Кроме того, глубокие ущелья горных систем планеты наверняка обеспечили множество укрытий от бомбардировки противника". Изгнание Последующие месяцы и годы Империум был наполнен суматохой перегруппировки, перестроений и мер возмездия. Когда на Эскрадор снова прибыли Имперские войска, на ней не было ни одного воина Альфа Легиона (что, впрочем, не помешало уничтожить все местное население, которое могло быть заражено Хаосом). Однако считается, что основная масса Легиона не отступила в Глаз Ужаса, как это сделали другие Легионы-Предатели, а осталась в пределах Империума. Существовало множество секретных баз, и Легион разделил свои силы, чтобы враги не могли найти их и уничтожить. Небольшие подразделения Легиона продолжили совершать атаки на военные объекты Империума, в особенности на те, охранение которых было ослаблено после Ереси. Таким образом, Альфа Легион стал основной проблемой сломленного разрухой Империума. Обнаружение и уничтожение этих групп стало задачей первостепенной важности, и Инквизиция вкупе с оставшимися лояльными Легионами посвятили этому немало времени. Считалось, что последние подразделения Альфа Легиона уничтожены в соответствии с постановлениями Верховных Лордов Терры в конце M.32, однако последующие за этим атаки опровергли это убеждение. Подобные же заявления были сделаны в M.33, а затем в M.39 Родной мир Альфарий никому не открыл местонахождение планеты, где он вырос, и даже район, который он занимал в то время, когда его обнаружил Хорус, остается неизвестным. Его Легион никогда не имел планеты в качестве основной базы, дислоцируясь на множестве планет, существование которых держалось в тайне. На протяжении нескольких тысячелетий после окончания Ереси, большинство этих баз было обнаружено и уничтожено, хотя чаще всего перед самым появлением Имперских сил, Предатели неожиданно покидали их. Боевая доктрина Основная доктрина Альфария состоит в том, чтобы атаковать противника со всех сторон и одновременно. На практике такая тактика модифицировалась в зависимости от масштаба и местоположения схватки. Основу тактики Альфа Легиона составляют фланговые атаки, нападения из подземных туннелей, использование обходных путей, телепортация десантных капсул за линию фронта противника, диверсионные атаки, проникновение, маскировка отрядов и техники во вражеских колоннах, разрушение путей поставок (как самих путей, так и техники), саботаж в отношении топливных и оружейных складов, отравление воды и запасов пищи, атмосферные и экологические диверсии, провоцирование извержений вулканов, сейсмической и тектонической активности, подкуп и запугивание вражеских войск (включая офицеров) и чиновников, проникновение в ряды вражеских войск, распространение пропаганды, с целью возбуждения неуверенности и беспорядков, организация гражданских восстаний и другой анти-имперской активности, спонсорство и поддержка еретиков и культистов, союзы с анти-имперскими силами, включая Легионы-Предатели и инопланетян. Обычно используется сразу несколько вышеописанных видов тактик, благодаря чему создается запутанный лабиринт секретных сетей. В большинстве случаев, когда Альфа Легион ввязывался в военные действия, он использовал минимальный контингент войск, которых в обычных условиях едва бы хватило для победы. Сам бой используется только как часть общей стратегии, но не является ее основой. Организация О внутренней организации Альфа Легиона известно очень мало. Еще до того, как они стали Предателями, это был окутанный завесой секретности Орден, и даже захваченные в плен космические десантники мало что могли рассказать о базах Легиона. Иногда удавалось выследить и уничтожить важных командиров, однако, это средство ни разу не оказывало серьезного эффекта на боевые операции Легиона. Символ Легиона - Гидра - многоголовое мифологическое чудовище, которое продолжает сражаться, даже если ей отрубать головы. Легендарное существо полностью отражает как командную структуру Альфа Легиона, так и его основную доктрину многочисленных атак. Известно, что Легион сотнями набирает рекрутов из числа молодых культистов на разнообразных Имперских планетах. Причем эти люди не обязательно являлись безумными поклонниками богов Хаоса или сумасшедшими демонопоклонниками (хотя были и такие). Многие принятые в Легион были высоко организованы, обучены и умелы в достаточной степени, чтобы свергать правительства, производить и распространять пропаганду и, когда придет время, приступать к военным актам - обычно в виде использования бомб, саботажа и подстрекательства к бунту. Обычно эти действия являют собой основу плана Альфа Легиона. Сюда может включаться все что угодно, начиная от "выманивания" основных Имперских сил в какую-либо определенную область, путем организации восстания местного населения и заканчивая предотвращением прибытия подкреплений путем взрыва моста. Это все делается достаточно просто. Возникает другой вопрос: каким образом Альфа Легиону удается координировать все свои действия и осуществлять связь между огромным количеством небольших подразделений? Инквизитор Крэйвин не первый, кто выдвигает мнение о существовании, так называемых, "операторов". Эти люди внешне не отличаются от обычных имперцев, однако, возможно подвергаются специальной психо-гипнотической обработке Космического Десанта, благодаря которой они беспрекословно подчиняются Легиону. Эти же люди, похоже, имеют некоторые имплантированные органы десантников. В соответствии с предварительной информацией, эти операторы являются связующим звеном между ячейками культистов, и могут свободно передвигаться там, где космические десантники могли бы вызвать подозрение. Они создают новые группы, составляя план действий и распространяя между новыми последователями поступающие инструкции. Во время затягивающейся кампании, они могут вступать в местную армию, собирая ценные данные и организуя саботаж. Существование этих операторов физически еще не доказано, однако, все данные свидетельствуют в пользу мнения об их существовании. И хотя официально представителями Адептус Терра это не признается, Альфа Легион продолжает оставаться раковой опухолью, которая растет и развивается в самом сердце Империума. Верования Альфарий верил в идеал планирования и координации. Он всегда искал альтернативу и множественные решения любой, даже самой простой, проблемы, с тем, чтобы разнообразие возможностей оказывало благоприятное воздействие на окончательный результат. Эта доктрина используется легионерами в полной мере, и показала себя как весьма эффективная система, в особенности теперь, когда Легион сражается в режиме постоянной секретности и тайны. Как и обычные Легионы Космического Десанта, Альфа Легион ставил перед потенциальными рекрутами сложные задачи, однако, в отличие от других, они ставились перед отрядами, а не перед отдельными воинами. Отряду либо удавалось выполнить задачу именно, как подразделению, либо нет - безрассудная храбрость отдельных личностей не приветствовалась. Во главу любой операции ставилось выполнение общего плана, особенности каждого отдельного космического десантника, какими бы превосходными качествами он ни обладал, в расчет не принимались. Однако используется ли эта практика до сих пор, неизвестно. Геносемя Хотя Альфа Легион не располагается в непосредственной близости от Глаза Ужаса, и поэтому не поражен воздействием варпа, этого урагана безумия, мутации в их геносемени все же появляются. Наблюдались ли мутации до Ереси точно неизвестно, однако, учитывая постоянный режим секретности, окутывающий Легион, это и не удивительно. Известно, чт
Альфа Легион.
Слаанеш - Властитель Наслаждений, чьи последователи сбрасывают все ограничения и запреты что бы насладиться всеми удовольствиями которые доступны разуму и плоти. Слаанеш не женщина и не мужчина, но прекрасное совмещение обоих. Говорят, что смертный не может взглянуть на Слаанеш, не потеряв свою душу. Дыхание бога переполняет смертных чувством наслаждения, погружая разум в поток чистого удовольствия. Один звук его голоса погружает в вечность сладостного забвения. Для последователей Слаанеш, реальный мир серый и блеклый, по сравнению с чувственным раем их властелина. Слаанеш правит из роскошного дворца посреди пустоты, его самые верные последователи разбросаны по полу, придаваясь всем возможным плотским наслаждениям. Слаанеш заключен в тело бисексуального гуманоида, его правую половину занимает мужчина, а левую женщина, неземной, неестественной красоты. Две пары рогов выделяются среди его золотых волос. Одет он в золотую кольчугу, украшенную вельветом. Его правая рука держит магический скипетр, который является его величайшим сокровищем. Символ Слаанеш совмещает в себе обыденные символы мужчины и женщины, тем не менее его последователи редко носят его на себе. Вместо него они часто носят украшения выполненные с эротическими мотивами. Они одеваются в робы, оставляя незакрытыми верхнюю правую часть груди, что необходимо во многих ритуалах. Пастельные и синеватые оттенки превалируют, хотя часто используется и белый цвет. В эти цвета часто окрашена повседневная одежда, с поправкой на современную моду - несмотря ни на что, культисты всегда носят одежду высшего качества. Число Слаанеш - шесть, и его часто используют его последователи. Слаанеш нейтрально относиться к другим богам, и в основном занят собственными делами, хотя часто его последователям противостоит культ Кхорна, чей путь смерти и разрушения противоположен принципу жизни в свое удовольствие...
Слаанеш:
Тзинч:
Нургл - Властелин Разложения, повелитель чумы и болезни. Нургл так же Властелин Всего, ибо несмотря на то насколько неразрушимым кажется что-либо, нет ничего вечного. Действительно, любой процесс созидания влечет за собой постепенное разрушение. Сегодняшние дворцы завтра будут руинами, дева утра - становиться старой каргой ночи, надежда - первый камень в фундаменте разочарования. Как человек относится к неизбежности конца жизни? Ложиться ли он на землю и ждет когда смерть придет за ним? Нет! Он летит через жизнь, радуясь и разочаровываясь, мечтая и сожалея. Так что человек поставленный перед неизбежностью все равно смеется и вдохновляется. Понимание этого необходимо для того что бы понять Властелина Разложения и его поклонников. Когда мы соотносим то, что несет в себе Нургл как Сила Хаоса, нам становиться легче понять как Нургл совмещает в себе, казалось, две противоположности. С одной стороны - он Властелин Разложения, чье тело искажено чумой, с другой стороны - он полон неожиданной энергии и желания создавать и просвещать. Живые знают что умрут, возможно прикованными к постели в агонии чумы, но люди загоняют такие мысли в глубины своего сознания и отвлекаются на насущные дела. Нургл - вместилище этого знания и подсознательный ответ ему, затаенный страх недуга и тлена, и одновременно сила жизни которую этот страх порождает. Нургл - вечный враг Тзинча, Повелителя Перемен, так как они черпают силу из противоположных источников. Тогда как Тзинч получает силу из надежды и удачи, могущество Нургла рождается из безнадежности и отчаянья. Довольно часто они сталкиваются друг с другом, сталкивая армии на пустошах хаоса, или в закрученных политических интригах смертных. Его тело огромное и обрюзгшее, его гниющая плоть покрыта гноящимися ранами и фурункулами. Крошечные демоны, называющиеся нурглингами копошатся на нем, отделяя куски гниющего мяса и высасывая гной из ран и нарывов. Нургл полон болезненной энергии и энтузиазма, и его демоны путешествуют сквозь время и пространство, распространяя болезни и порчу, танцуя танец смерти вокруг городов, которые они бы хотели заразить. Смертные, умирающие от чумы Нургла навечно становятся пленниками агонии, так как их души заполучает Чумной бог, и они становятся его новыми демоническими слугами. Смертный дотронувшийся до слуги Нургла обречен на смерть, и только молитва и клятва верности Нурглу может отсрочить ее. Нурглинги Нурглинги являют собой самую суть Отца Нургла, с дружелюбными, озорными мордочками, раздутыми зелеными телами и непропорциональными конечностями. Единственным отличием остается их размер, ибо ростом нурглинг примерно по колено обычному человеку. Эти гнусные создания обитают в телах Высших Демонов, в частности Нечистых, которые их и порождают. Нурглинги заползают в расщелины между вялыми мускулами и присасываются к сочащимся гноем ранам. Паразитируя на хозяине, они соревнуются за внимание своего носителя, довольно мурлыча, когда их гладят или, повизгивая от удовольствия в благодарность за предложенный кусочек вкусной плоти. Однако сколь бы ни были они отвратительны, их внешняя гнусность бледнеет по сравнению с процессом их рождения. Нурглинг растет в гниющей плоти Великого Нечистого. Подобно новорожденным младенцам, они питаются молоком, с той лишь разницей, что в качестве "молока" выступают протухшие гнилостные флюиды. Через некоторое время подобная чумная "диета" позволяет подросшему нурглингу прогрызть себе путь наружу осуществив фактическое рождение. Как ни странно, Нечистые относятся к этим паразитам как к своим детям. Великие Демоны баюкают, воркуют с нурглингами и ласкают их, озаряя со всех сторон лучами внимания - однако все это не спасает демонят от приступов гнева и неутолимого голода Нечистого. Множество нурглингов сгнивают, давятся Великим Демоном или же растворяются в его желудочных соках. Также нурглинги рождаются из оставленной Нечистым слизи, что непременно тянется за демоном. Флюиды скапливаются в небольших углублениях ожидая, когда чья-либо нога случайно угодит в ловушку. Заразная слизь проникает в тело жертвы, с кровяными потоками перемещаясь в брюшную полость, где демоненок и растет, питаясь экскрементами. Достигнув зрелости, нурглинг раздувает живот носителя и начинает сквернословить и выкрикивать оскорбления настолько громко, насколько это возможно для такого небольшого демоненка. Наконец, устав от подобного озорства, нурглинг покидает тело хозяина через задний проход или рот, в зависимости от настроения. Нурглинги, безусловно, существа общественные, и при первой же возможности будут искать себе подобных, однако некоторые предпочитают затаиться в трущобах городов, питаясь в грудах мусора, канализациях и тому подобных местах. Как ни удивительно, но время от времени нурглинги, рожденные не от Нечистого, отправляются на поиски изначального носителя дабы в качестве благодарности своему родителю одарить того благословением чумы. Нурглинги редко нападают в одиночку, предпочитая собираться в рои тараторящих и щебечущих зеленых тел. Они кусают и царапают ноги врага, облизывая нанесенные раны и ссадины. Зубы демонят острые, словно иглы, и оставляют гноящиеся следы от укусов, однако редко в состоянии убить сразу.
Сотни лет назад, во времена Ереси Хоруса, падшие космические десантники Легиона Детей Императора были грозой Имперской Инквизиции, распространяя по галактике чуму порочности и извращенной психики. Преданные своему делу инквизиторы проводили время в долгих тренировках, чтобы защитить себя от влияния Слаанеш и расползания вражеской религии. Однако давным-давно эти агенты Хаоса находились среди слуг человечества, более того Дети Императора некогда считались самыми верными его воинами.
Происхождение
Давным-давно во времена Эры Раздора, путешествия сквозь варп стали невозможными, и все миры, на которых обитало человечество, были отрезаны друг от друга, оставленные на произвол судьбы даже соседними звездными системами. "Либрам экс Доминар", один из немногих оставшихся с того времени текстов, рассказывает о Кемосе, одном из таких миров. Кемос был колонией-шахтой, которая напрямую зависела от поставок продовольствия с других планет. Правители планеты попытались решить проблему с едой самостоятельно, но умирающий медленной смертью мир Кемоса, не мог дать много пищи. Все изменилось, когда стражники Каллакса, самой большой из оставшихся заводов-крепостей, увидели, как с небес падает метеор, огненный хвост которого осветил небо. Метеор упал примерно в миле от городских стен. Хотя у правителя Каллакса было мало людей, он послал на место падения отряд разведчиков, надеясь, что метеор на самом деле - космический корабль, и кто-нибудь из его экипажа выжил. То, что они нашли, стало частью легенды.
В центре кратера, среди раскаленных обломков стасисной капсулы лежал младенец, но в то же время было в нем что-то необычное. Обычно сирот на Кемосе убивали - правительству не хватало ресурсов на то, чтобы содержать тех, кто не мог отрабатывать свой хлеб на фабриках. Но капитан разведчиков, Каллакса взглянув в глаза ребенка, понял, что перед ним не простой человек. В противоречие всем традициям, капитан разведчиков обратился к Правителю, с просьбой усыновить ребенка. Правитель дал свое разрешение. Капитан назвал своего сына в честь мистического бога-создателя Кемоса, по имени Фулгрим. Дитя вскоре затмило своими деяниями легенды самого мифического бога, став известным жителям всей планеты.
Фулгрим рос сильным, могучим и потрясающе быстрым человеком. В половину младше, чем его одногодки-работяги, он уже был способен работать несколько дней подряд без отдыха. Он был развит не только физически, но и прекрасно разбирался в технологиях и машинах, на которых работал, и даже начал совершенствовать их. В пятнадцатую годовщину своего приземления, Фулгрим был повышен из простых работников до инженера самого Правителя. Узнав о постепенном ухудшении состояния городов Кемоса и скорой гибели населения, Фулгрим поклялся спасти свой мир от надвигающейся гибели.
Он убеждал одного за другим работников Правителя бороться против энтропии, которая уничтожала Кемос. Под руководством Фулгрима отряды инженеров устраивали походы, основывая далеко от крепости в практически необитаемых регионах, новые поселения. Старые штольни были открыты заново и снова заработали, пополняя запасы минералов и позволяя строить все более сложные машины. В полную силу была задействована система переработки. Наконец, Каллакс начал производить больше, чем его жители могли потреблять. Поднимая экономику планеты, Фулгрим не забывал заботиться и об ее культуре, заново создавая искусство и мораль, восстанавливая человеческий дух, который ранее был принесен в жертву выживанию планеты. Каллакс рос, и остальные поселения поспешили присоединиться к новой планетарной структуре. Через пятьдесят лет после своего появления на планете, Фулгрим стал правителем всего Кемоса.
По прошествии нескольких лет, период изоляции планеты подошел к концу. С небес падали десантные капсулы с людьми в броне и с лицами, покрытыми боевыми шрамами. Каждый из них нес на себе символ двуглавого орла. Прослышав об этом, Фулгрим вспомнил некоторые вещи, которые доселе были сокрыты от него. Формально, на Кемосе не было армии, но зона приземления непонятных кораблей была окружена Оберегающими, полицейскими-солдатами, ответственными за соблюдение порядка на заводах-крепостях. Фулгрим отдал Оберегающим приказ не причинять пришельцам вреда, и проводить их в Каллакс.
В спартанские апартаменты Фулгрима вошли звездные воины в доспехах. Их лица были покрыты шрамами, а с наплечников свисали свитки, на которых были начертаны истории их подвигов. Оружие и доспехи были отличного качества, а знамена представляли собой настоящие произведения искусства. Фулгрим понял, что они были не просто людьми продвинутых технологий, но также и очень образованными. Он также осознал, что это были его давным-давно потерянные братья, которые вернулись за ним на Кемос. Из рядов воинов выступил лидер, Император Человечества. Фулгрим только раз взглянул на него, а потом преклонил колено и предложил ему свой меч. С этого дня Фулгрим служил Императору, преданный ему всем сердцем.
От Императора Фулгрим узнал о Терре, о Великом Крестовом Походе, призванном восстановить правление человека в галактике, и о своем собственном происхождении. Хотя происходящее и представлялось слишком фантастичным, Фулгрим поверил каждому слову, и отправился на Терру, чтобы возглавить Легион Детей Императора, участвующий в крестовом походе. В отличие от остальных Легионов, Дети Императора были очень немногочисленны - из-за аварии были уничтожены почти все хранилища геносемени и, так как Примарх также пропал, восстановление Легиона было сложным процессом. Фулгрим смог взять с собой только двести воинов, все, что мог себе позволить Легион. Он дал им священное задание восстановить мудрость Императора во всех мирах. "Мы - Его Дети", - сказал он тогда, если верить "Книге Примархов", - "Сделаем же так, чтобы каждый, кто посмотрит на нас, знал об этом. Мы не оправдаем его надежд, только если у нас будут недостатки. Так оправдаем же его надежды!"
Императору так понравились слова своего нового сына, что он оказал Легиону Фулгрима невиданную честь: Дети Императора получили право носить на своих доспехах изображение Имперского Орла, став единственным Легионом, который может носить подобный знак. Идея похода по близлежащим мирам захватила Фулгрима, но он понимал, что двухсот воинов для этого слишком мало. С благословения Императора, он и его Легион присоединились к Лунным Волкам, и Фулгрим сражался плечом к плечу со своим братом, Хорусом, помогая ему в новом походе - умиротворении Восточного Рукава галактики. Главнокомандующий лично отметил Фулгрима и его Легион, провозгласив их живым воплощением идеалов Космического Десанта.
Увеличившись за счет новых рекрутов, набранных на Кемосе и Терре, Дети Императора, наконец, смогли собрать силу, чтобы выступить в свой собственный крестовый поход, и Фулгрим повел свои войска на встречу с неизвестным. Он принес слово Императора во множество миров, уничтожая любое сопротивление, в абсолютной уверенности, что тот, кто сражается против Императора, сражается против человечества. Из набирающихся опыта рядов Легиона, он выделил нескольких людей, самых смелых, сильных и благородных, которые стали Лордами-Командорами и получили в свое распоряжение по полной боевой роте. Фулгрим лично обучал Лордов-Командоров, стараясь, чтобы они были достойны чести быть командирами лучшего Легиона Императора. Лорды-Командоры в свою очередь передавали его слова низшим чинам, а те - своим отрядам. Таким образом, каждый космический десантник Легиона Детей Императора лично следовал путем Императора. В честь Императора они старались быть лучшими во всем: доктрина сражений изучалась вплоть до последней буквы, тактические и стратегические операции разбирались до мелочей, а декреты Императора заучивались наизусть. Хотя в то время большая часть Легионов считала Императора просто человеком, а не богом, преданность и поклонение Детей Императора граничило с фанатизмом.
Ересь Хоруса
После того, как Примархи и космические десантники завершили Великий Крестовый Поход, Император вернулся на Терру и занялся укреплением Империума, в чем ему помогали остальные Легионы. Большая часть людей (и Примархов) была согласна, что Император должен находиться в сердце Империума - на Терре, но кое-кто был против: Главнокомандующий Хорус, Легиона Сынов Хоруса, самый могущественный из Примархов. В своем высокомерии Хорус считал, что Император ослабел и превратился в человека, недостойного, чтобы за него сражались. Узнав о предательстве Хоруса, Император послал ему на встречу семь полных Легионов Космического Десанта, приказав им, если будет нужно, уничтожить ренегата. Первыми в систему Исствана, где находился Хорус, прибыли Дети Императора. Фулгрим лично встретился с Хорусом и потребовал от него объяснений, не понимая, почему тот так поступил. Но Хорусу удалось обмануть Примарха и склонить его на свою сторону. Совет Харона, созданный после Ереси Хоруса попытался выснить, что же заставило Фулгрима предать Императора, и пришел к выводу, что Хорус воздействовал на него, ослабив его волю до такой степени, что Хаос захватил душу Примарха и отвратил его от Императора. По мере того, как текла долгая беседа между Фулгримом и Хорусом, преданность Фулгрима Терре разрушалась, и ее заменило всепоглощающее желание уничтожить ложного Императора, правление которого сдерживает человечество на пути к совершенству. Фулгрим всегда ставил совершенство выше любого материального предмета. Сбитый с пути истинного словами Хоруса, Фулгрим поддался его обещаниям о новом человечестве, которое, отбросив ложные представления о слабом Императоре, поднимется к пику своей цивилизации. Слаанеш нашел в Фулгриме надежного слугу, нашептывая ему сладкие слова о великом совершенстве, и Фулгрим добровольно попал под власть этого своего нового бога.
Когда Фулгрим обратился на сторону Хаоса, то же сделали и его Лорды-Командоры. Они знали, что их Примарх был верхом совершенства, потому никак не могли ослушаться его и тоже попали под власть Слаанеш. Вернувшись в свой Легион, Фулгрим и Лорды-Командоры встретились с капитанами, проповедуя им величие Хаоса. Капитаны, в свою очередь, передали учение Слаанеш своим подчиненным и так далее, пока, наконец, весь Легион не отвернулся от Императора. Они отбросили свое прежнее отношение к Императору, как к идолу, и чистосердечно перешли на сторону Слаанеш, преподнося принцу Хаоса такую же степень поклонения, как прежде - Императору. Слаанеш, в свою очередь, предоставил для Детей Императора видение галактики абсолютной свободы, где зла не существовало в принципе, так как каждый гран опыта был источником наслаждений. Капелланы Легиона еще больше развили эту мысль, поясняя, что особую ценность имеет каждое мгновение жизни. Совершенство Детей Императора стало превосходством гедонизма, бесконечным в своем объеме и неостановимым в своей ярости. Когда лояльные космические десантники прибыли на Исстван V, Дети Императора стояли первыми в рядах Предателей, выступивших против войск Императора, уничтожая своих прежних братьев с ликующей жестокостью.
Восстание Хоруса ширилось, разрушая все, что было прежде создано Империумом. Когда Хорус осадил Терру, Дети Императора продолжали сражаться на его стороне, но мало что могли сделать во время медленной кампании по разрушению мощной системы защиты Имперского Дворца. Вместо того, чтобы штурмовать неприступные стены, Фулгрим повернул свой Легион против беззащитных жителей планеты, которые при виде войск Хаоса попрятались по домам, зная, что надежный Дворец сейчас им не поможет. Убийства и резня Исствана нашли свое продолжение на Земле, но в много больших, поистине ужасающих масштабах. Пользуясь большой концентрацией кораблей вокруг Терры, апотекарии и колдуны Детей Императора, огромными массами черпали энергию Слаанеш, увеличивая степень наслаждения Легиона, безрассудно уничтожая не только их тела и сознания, но разрушая и души десантников. Среди плененных людей появлялись демоны, которые пожирали их плоть, а космические десантники в это время пытались превзойти их в кровожадности и похоти. Фулгрим с радостью направлял войска туда, где резня обещала быть более кровавой, веря, что его Легион освобождал своих жертв от жестоких цепей Императора, давая им возможность примкнуть к нему в стремлении к совершенству. В то время, пока продолжалась Осада Терры, Дети Императора уничтожили в сорок раз больше мирного населения, чем составляла численность Легиона, стремясь как можно дольше и глубже удовлетворить свое стремление к наслаждению. Точное число погибших от рук Детей Императора во время всей кампании исчислить невозможно.
После Ереси
В соответствии с древними хрониками Империума, в момент апогея Осады Терры, Хорус встретился с Императором в честном бою один на один и был побежден. Со смертью Хоруса, Легионы Хаоса пришли в смятение, поэтому Дети Императора вместе с остальными силами Хаоса вынуждены были бежать с планеты. Во время преследования флота Детей Императора, Имперские корабли не раз проходили мимо уничтоженных ими миров, где валялись горы мертвецов, а немногие выжившие, желая спастись от безумия пережитых кошмаров, умоляли, чтобы их убили. Подчас население целых планет исчезало неведомо куда. В конце концов, оставив за собой непереносимый след жестокости и страха, Дети Императора достигли Глаза Ужаса, где им и их собратьям-предателям удалось скрыться от возмездия Империума. В соответствии с инквизиторским "Оракулом Гадеса", Дети Императора быстро потратили все запасы рабов, служивших им игрушками, после чего начали охотиться на единственно возможные жертвы - на воинов других Легионов-Предателей. Война, начавшаяся в результате этого, была ужасной и кровопролитной, но результат был закономерным - Дети Императора были повержены, так как сражались против всех сил Хаоса.
Что случилось с Фулгримом, не знает никто. Враги Слаанеш утверждают, что он погиб во время сражений, но, управляемые роботами Адептус Механикус зонды, так и не смогли найти ни останков тела Примарха, ни его боевой баржи. Среди остатков Легиона Детей Императора ходят слухи, что за его веру в наслаждение, он был возвышен Слаанеш в ранг Князя Тьмы, повелителя демонического мира. На протяжении тысячелетий, Дети Императора, вместе с другими поклоняющимися Слаанеш космическими десантниками продолжают искать мир Фулгрима, где наслаждение поистине бесконечно, но из этих десантников так никто и не вернулся, чтобы рассказать, нашли они что-то или нет. По прошествии десяти тысяч лет Инквизиция продолжает держать ударные войска, которые уничтожают источники любых слухов (даже самые слабые) о существовании Примарха-Предателя.
Лишившись лидера, Дети Императора продолжают искать источник вечного наслаждения, находя утешение падению своего Легиона в ужасе битв. Они объединяются с другими, преданными Слаанеш космическими десантниками, ведя свой собственный злобный крестовый поход. Большая часть их превратилась в Десантников Шума, измененных существ, склонных к беспричинной ярости и гневу, получающих наслаждение только в реве взрывов и криках умирающих. Только самое изощренное наслаждение может прельстить этих пресыщенных удовольствием ветеранов, поэтому они красят доспехи в яркие, кричащие цвета и украшают их шелковыми лентами и золотыми цепочками. Несмотря на свое сумасшествие, они остаются свирепыми, злобными воинами, получающими удовольствие от разрушений, которые они производят. Они готовы служить любому повелителю, который даст им возможность добыть новых рабов, чтобы потом пытать их во славу Слаанеш. Некоторые даже становятся самопровозглашенными генералами, желая возродить те времена, когда Фулгрим руководил целым Легионом и проносился по галактике вихрем боли и смерти. Эти существа становятся даже более ужасными, чем те маньяки, которые им служат: так как кроме обычного стремления к удовольствию, они стремятся достичь еще большей степени наслаждения, алкая до любого опыта, дарующего удовольствие. К счастью, банды Детей Императора встречаются весьма редко. К счастью, потому что, нет судьбы более ужасной, чем попасть к ним в плен.
Лорд-Командор Эйдолон
Лорд-Командор Эйдолон был первым космическим десантником, которого Фулгрим сделал командиром целой роты Детей Императора, а вскоре провозгласил его самым великим командиром малых подразделений Легиона. До разложения Легиона, Эйдолон поставил себе целью совершенствование во всех аспектах боя. Его войска равно хорошо сражались в осадных операциях, в укрепрайонах, вылазках и долгих кампаниях, никогда не давая повода подозревать их в отсутствии опыта или некомпетентности.
Эйдолон считал Фулгрима отцом в буквальном смысле этого слова, считая генетическую связь между Примархом и собой не менее сильной, чем узы отцовства. И хотя Эйдолон знал, что он никогда не сможет сравниться с Фулгримом в его силе, он продолжал изучать тактику и стратегию, разработанную Примархом, его труды и речи, надеясь приблизиться к нему в совершенстве как можно ближе. Несмотря на попытки ученых, находящихся на службе Инквизиции, выяснить, смог ли Эйдолон выжить после Осады Терры, его судьба остается неизвестной. По некоторым слухам, Эйдолон ответственен за сотни, если не тысячи стремительных налетов на Имперские миры, произошедшие за последние десять тысяч лет. Возможно, он служит в качестве лейтенанта у Абаддона Разорителя, является консортом королевы Силелли или чемпионом в свите Демонпринца Н-Кари. Ни один инквизитор так и не смог доказать или опровергнуть эти слухи, но не имея четких свидетельств его смерти, Инквизиция так и не решается объявить его погибшим.
Зачистка Лаерана
Записано писцом Первого Ордена, Венделем Воссом, в году Императорском 893/M31.
"Вскоре после завершения своего крестового похода, Дети Императора обнаружили новую, ранее неизвестную расу инопланетян, которые называли себя Лаер. Анализы разведки показали, что лаеране сконцентрированы в одной звездной системе - Лаеран. Несмотря на это, они оказались сильным противником. Как и Дети Императора, лаер достигли высокого уровня развития. С рождения используя химические манипуляции, каждый лаеранин мог стать прекрасным воином, солдатом, дипломатом, рабочим или даже художником. Обозреватели Адептус Администратум даже начали сомневаться, можно ли покорить такую расу и присоединить ее к Империуму, так как они, несомненно, были могущественными соперниками.
Фулгрим отказался решать проблему мирным путем. По его мнению, только человечество имело право на жизнь. Раса, которая обладала идеалами сходными с человеческими, для Фулгрима была надругательством над идеями Императора, а потому заслуживала только уничтожения. Он приказал Лордам-Командорам немедленно атаковать, развязав войну, которую, так или иначе, предсказал Администратум. Фулгрим, услышав это предсказание, кивнул головой. В течение одного месяца, сказал он, Орел будет править Лаераном.
Битва началась по всей планете. Дети Императора атаковали Лаер из космоса, бои велись на поверхности планеты, в глубине ее океанов и на орбитальных платформах. Везде они встретили противника, прекрасно приспособленного к окружающей среде - био-электроника боевых кораблей соединялась прямо с мозгом экипажа, подводные войска могли дышать под водой, разведчики могли двигаться с высочайшей скоростью, а стрелки обладали зрением, с помощью которого были способны снять любого десантника с расстояния в несколько миль. Обе стороны несли огромнейшие потери. Если бы не усилия апотекариев Легиона, более половины всех воинов Детей Императора отправились бы на тот свет.
Лаеране так и не сдались - последний воин этой расы пал на руинах столицы планеты. Через месяц после начала атаки, Фулгрим воткнул штандарт Имперского Орла в землю, на которой валялись трупы Лаеран. Свыше семи сотен десантников были мертвы, вшестеро больше получили ранения, но Фулгрим считал, что поступил правильно.
Во время вторжения на Лаеран, человечество уничтожило расу, которая по духу более всего походила на людей, таким образом еще раз доказав, что оно намного более жестокое".
Примечание архивариуса: Система Лаеран на данный момент представляет собой звезду с планетой, на которой есть три города и дюжина небольших шахт. Все следы, проживающей здесь ранее расы, исчезли.
Родной мир
Во время изоляции, архивариусы Кемоса описывали планету, как унылый и суровый мир. На Кемосе, освещаемом двумя небольшими, уделенными солнцами, и окруженном плотными слоями космической пыли, день нельзя было отличить от ночи. Только неизменные звезды сияли вечным серым светом. Кемос, основанный как колония для добычи полезных ископаемых, во время изоляции от Терры стал приходить в упадок.
Без прибывающих с других планет ресурсов, тысячи людей голодали, и вскоре на всей планете осталось всего несколько мощных заводов-крепостей, где жили единственные выжившие жители Кемоса. Без пищи, воды и энергии, жители Кемоса были вынуждены экономить каждый кусок хлеба и каждый глоток воды, работая день и ночь на гигантских фабриках и заводах-синтезаторах, которые тысячный раз перерабатывали пищу, превращая вчерашний мусор в жизненно важные элементы и витамины. Рождение детей, искусство и развлечения были принесены в жертву каждодневной работе ради выживания, и главной ценностью стала эффективность.
После пришествия Фулгрима и возвращения Имперской армии, Кемос быстро развился в индустриальную планету, которая являлась одним из основных поставщиков материалов для Империума. Крепость-монастырь Детей Императора был основан в центре Каллакса, осуществляя набор рекрутов из самых сильных, смелых и самых умных жителей планеты. Хотя сам Фулгрим никогда не вернулся на Кемос, он старался, чтобы его воля, как эмиссара Императора, беспрекословно выполнялась. Рекруты Кемоса являлись сильными и способными воинами, но мало кому из них удавалось пройти все придирчивые проверки и испытания, которым их подвергал Фулгрим, старавшийся, чтобы каждый, попавший в его Легион, служил примером для воинов других Легионов.
После прекращения Осады Терры и окончания Ереси Хоруса, Имперские войска начали атаку на Кемос, чтобы уничтожить крепость-монастырь Детей Императора и очистить галактику от угрозы Хаоса. После этого, Кемос был объявлен Инквизицией изолированным миром, и за последовавшие десять тысяч лет никаких новостей о нем не появлялось больше в летописях Империума, ни даже записи Экстерминатус.
Боевая доктрина
Изучая древние битвы и отчеты о боях, писцы Инквизиции по крохам собирают информацию о способах ведения войны Легионом Детей Императора, так как оригиналы текстов о тактике исчезли вместе с самим Легионом. Легион Детей Императора оттачивал все свои способности, стремясь достичь совершенства. Это касалось и военной доктрины. Каждый космический десантник, будь то пехотинец, водитель, пулеметчик, скаут или снайпер, использовал все свое время для совершенствования своих способностей. Каждый аспект будущего боя анализировался, изучались все детали, включая преимущества, местность, погоду, размещение, резервы и т.п. На долю случая не оставлялось ничего.
В бою Дети Императора являли чудеса смелости, удивительные даже для космических десантников. Они сражались, не потому, что бой был необходим, а потому, что верили в свое предназначение, и выкладывались без остатка, и неважно, была ли это огромная битва, или небольшое патрульное столкновение. Широко было распространено мнение, что десантник Ордена Детей Императора никогда не бежит из боя. Кроме того, Легион не желал никого брать себе в союзники, ни Имперскую Гвардию, ни даже своих братьев-космодесантников из других Орденов. Принцип следования примеру Императора настолько сильно вошел в фибры души Детей Императора, что менять свое мнение о своем высшем предназначении они не хотели.
Организация
Некогда небольшой по численности, Легион Детей Императора ко времени Ереси достигал тридцати рот, и именно с такими силами он отступил в Глаз Ужаса. Каждой ротой продолжал командовать Лорд-Командор, харизматическая личность, которая вобрала в себя все качества истинного космического десантника. Так как каждый космический десантник учится у своего командира, каждая рота является почти зеркальным отражением лорда. Как и у некоторых других Легионов, среди Детей Императора наблюдается настоящее поклонение своим командирам, которое не может поколебать практически ничто.
Верования
Если судить по летописям Легиона, которые были конфискованы Инквизицией, нельзя сказать, что Дети Императора обожествляли Императора, но их сила веры и преданности ему, не уступала Имперскому Культу. Согласно верованиям Фулгрима, его Легион должен был поверить в то, что Император является столпом человечества, и только старание во всем подражать ему является единственной целью Существования Человека. Так и случилось. Любой человек или организация, которая не соглашалась с этими принципами, заслуживали только презрения. Подобных людей нельзя было даже считать собратьями. Однако поклонение Легиона Императору является строго иерархическим. Совершенство Императора воплотилось в первую очередь в Примархах, которые следовали его примеру, потом - в офицерах Легиона, капитанах и лейтенантах и, наконец, в сержантах и в простых десантниках. По мнению Инквизиции, именно такая сугубо иерархическая система и позволила Хаосу поразить целый Легион в сравнительно короткие сроки.
Уцелевшие свитки свидетельствуют о том, что до того, как попасть под влияние Хаоса, Дети Императора безоговорочно верили в то, что Император, в конце концов, захватит галактику и без всяких проблем уберет любое препятствие с пути человечества к полному совершенству. Несмотря на то, что космические десантники Легиона считали изучение аспектов боя самым важным, они также изучали и культурные аспекты цивилизации - музыку, искусство, скульптуру. Со всех концов Империума были собраны мастера, которые занялись украшением доспехов, оружия и техники Легиона, с тем, чтобы они отвечали наивысшим стандартам. Высоко ценилось все многообразие наук человечества и практически не существовало таких направлений, которые бы не изучил Легион.
Геносемя
Сохранившиеся фрагменты Кодекс Апотекарион Терра указывают на то, что после того, как чуть ли не все геносемя Легиона было уничтожено из-за аварии в процессе его воспроизведения, к апотекариям, которые работали с генетическим материалом, должны были быть применены требования абсолютной аккуратности. Возможно, именно это повлияло на веру Легиона в собственное совершенство, что в свою очередь сделало их геносемя наиболее чистым и стабильным из всех. Для имплантации использовались самые лучшие физические экземпляры, так, что мутаций практически не наблюдалось, и общая вероятность мутирования составляла почти абсолютный нуль. Каждое функциональное улучшение, производимое с помощью геносемени, делалось на грани совершенства, позволяя космическому десантнику максимально использовать его на поле боя. Ни один из других Легионов Космического Десанта не смог достичь такой чистоты, а технология и способы подобных улучшений так и не были достигнуты со времен Ереси Хоруса.
Боевой клич
"Мы - Дети Императора! Смерть врагам Его!"
Будет продолжение
автор: shaile
обновлено: 2011-02-07 03:07:03
рейтинг:
 
5 (оценок: 9)
оцените:
1
2
3
4
5
10
просмотров: 6981




Комментарии
Никач 2011-02-07 09:18:44
многабукафф)) редко вообще говорю на таком языке))) но интересно! +10



Mr Glad 2011-02-07 12:43:49
Классно, давай ещё +10



13ACO 2011-02-07 14:18:06
warhAmmer**



BlackTemplaer 2011-02-08 17:13:31
вот это простань, но в принципе по делу, играю за них в настолке



1
Почему существует понятие «пятничный юмор»? Почему не бывает «понедельничного юмора» или «юмора по четвергам»? Все очень просто. Глупо веселиться в понедельник – начало трудовой недели, столько всего нужно успеть сделать, на работе все сослуживцы злые и невыспавшиеся. Четверг, вообще рыбный день. Чего же здесь смешного? Зато в пятницу наступает оно – время юмора, шуток, приколов, анекдотов, розыгрышей. За пять дней вы честно отработали свою трудовую «повинность», впереди два дня отдыха, можно немного расслабиться в предвкушении грядущих выходных. Имеете полное право дружно поржать и похихикать со своими сослуживцами над любым персонажем: приколоться над разносчиком пиццы, например, или над одним из своих сотрудников, секретаршей начальника, самим начальником и т.д. Пятница юмор имеет особый, Ничего общего с ядом и злобой, Грубым бывает, ниже пояса порой, Но зато, блин, на убой! Интернет сообщество – эта великая сила креативных собратьев, которая прекрасно «сечёт фишку». Она (эта сила) придумала для пятницы демотиваторы особого содержания. Демотиваторы о самой пятнице и для пятницы: с юмором, с шутками, со стихами, с курьезными картинками, с аниме и кадрами из популярных фильмов. Это очень острое блюдо, оно зачастую приправлено перчиком. В нем очень часто используется нецензурная лексика и некоторые участки тела, которые не принято демонстрировать в другие дни недели. Оригинальны и уморительны для пятницы фото приколы – часто фотожабы, но иногда удачные снимки конфузов людей, животных, насекомых и т.п. Невероятные, смешные ситуации, которые иногда происходят вокруг нас, запечатлены на фото, ко многим добавлена искрометная подпись, и теперь каждый может получить заряд позитива при просмотре. Приколы про пятницу популярны в офисной среде, где повседневная работа часто скучна и однообразна. Но в конце каждой недели наступает волшебная пятница и все меняется! Изредка, если начальства нет на месте, некоторые позволяют себе даже по бутылочке пива. Главное – не попасться на глаза начальству. Трудно сдержаться от громкого смеха, Юмор по пятницам продолжает цвести, Наполняются блоги, и в соцсетях потеха, От девок голосистых глаз не отвести! Наш сайт, где собраны и постоянно обновляются юмористические картинки, флешки, демотиваторы, видео приколы, постарается сделать каждую вашу пятницу яркой, незабываемой и веселой, значит, самой крутой!

   
ВВЕРХ
ЖАБА